Внимание! Данная публикация - не нейтральная. Она отражает субъективный взгляд автора на рассматриваемое явление общественной жизни.

Внимание! Данная публикация - не нейтральная. Она отражает субъективный взгляд автора на рассматриваемое явление общественной жизни.

Александр Роджерс - украинский журналист, блогер

Ну, так кто из нас манкурт

Директор нацистского Института национального беспамятства Волёдимир Вятрович написало у себя в фейсбуке:

«Геть від Москви», або Прості речі, які рятують. Все, що віддаляє нас від Росії йде на користь Україні. Все, що утримує зв’язок між нашими країнами (економіка, мова, історія, культура, традиції і врешті навіть родинні зв’язки) буде використано проти нас.
Волёдимир Вятрович»

В переводе:
«Долой от Москвы», или Простые вещи, которые спасают. Всё, что отдаляет нас от России, идёт на пользу Украине. Всё, что поддерживает связь между нашими странами (экономика, язык, история, культура, традиции и, в конце концов, даже родственные связи) будет использовано против нас».

Да, конечно. Мы три года видим, как разрывая экономические, транспортные, производственные, торговые, научные и прочие связи, Украине становится «всё лучше и лучше». Так «лучше», что и ВВП упал в два раза, и 85% оставшегося населения (кто ещё не успел или не смог сбежать) живёт в тотальной нищете. Хотя не спорю, Порошенко и его цепным шавкам типа Вятровича, стало лучше – можно под шумок беспрепятственно грабить.
Собственно, я давно ждал чего-то подобного. Не обязательно от Вятровича, не обязательно такого по форме, но обязательно подобного по сути.
Требования со стороны «правильных галицийских украинцев» к «неправильным малороссийским украинцам» окончательно отказаться от своих корней, истории, культуры и родственников. Стать тотальными янычарами/манкуртами.
Я понимаю, что у галицийцев с русскими не осталось практически ничего общего. Они уже не помнят, что Даниил Галицкий был из рода Рюриковичей. Столетиями пребывая под властью поляков, венгров, австрийцев, они практически утратили свою русскую идентичность, став потомственными рабами, привыкшими преклоняться перед всем западным. Последние представители русофильской львовской интеллигенции, столетиями хранившей верность православию, были вырезаны дикими горными вуйками во время Львовского погрома 1941 года. С тех пор там почти не осталось ничего русского.
Самое смешное, что «свидомые» зачастую называют манкуртами нас, которые прекрасно помнят свои корни, откуда мы пришли, кто наши предки и кто мы сами.
Но на самом деле рабы и манкурты как раз они – отказавшиеся от Червонной Руси, отказавшиеся от русскости, отказавшиеся от своей истории ради лизания австрийских сапог и «бандеровщины», отказавшиеся от веры своих предков ради католичества и униатства, и три года назад отказавшиеся от самостийности ради печенек и безвиза.
И теперь они, манкурты, требуют от жителей Малой Руси (Малороссии), чтобы те также отказались от своего языка, от своей памяти, от своей истории, от своей веры (пытаются запретить УПЦ МП) и от своей крови.
В рядах нацистской УПА (структура запрещена в РФ – ред.) на стороне Гитлера воевало около 120 тысяч украинцев. В Красной Армии на стороне СССР воевало свыше 6 миллионов украинцев. И теперь потомки этой мизерной кучки нацистских недобитков пытаются заставить потомков победителей отказаться от памяти о победе над нацизмом.
Коллективный «Вятрович» не считает дивизию ваффен-СС «Галичина» нацистской. Не считает Шухевича, служившего в 201-шутцманшафт батальоне младшим офицером и виновного в сожжении сотен белорусских деревень вместе с жителями, нацистским преступником.
Вы, русскоязычные украинские патриоты, думали, что можно будет стать «политическими украинцами», продолжая говорить на русском языке, смотреть советские фильмы, слушать русскую музыку и общаясь со своими российскими родственниками. Но нет, вас заставят стать «Иванами, родства не помнящими», безродными тварями и манкуртами.
Вас заставляют выбирать между Русью и Антирусью. Между Рюриковичами и Габсбургами. Между православием и униатством. Между Александром Невским и Девлет-Гиреем. Между Ватутиным и Бандерой. Между Красной Армией и нацистскими коллаборационистами. Между городской цивилизацией и селом. Между особым русским путём и статусом туземцев в колонии. Между Владимиром Высоцким и Иво Бобулом. Между кириллицей и латиницей. И, в конце концов, между своими родственниками и Вятровичем.
Вас уже заставляют. Каждый день вам навязывают суржик, «Дыки танци», вышиванки, хуторянство, ненависть к России, рагульство и быдлячество. Вас, как волков флажками, обкладывают запретами, как формальными, так и неформальными. Свободы слова нет, свободы собраний нет, свободы идеологий нет, свободу веры убивают и так далее.
Российское телевидение не смотреть, русскую музыку не слушать, российские сайты не читать, в российские соцсети не ходить. Коммунистами быть нельзя, антифашистами быть нельзя. Критиковать Порошенко нельзя. Не преклоняться перед западом нельзя. Не хотеть «в Эуропу» нельзя. Отдыхать в Крыму нельзя.
Один из самых страшных врагов режима Порошенко – это арестованный на днях семидесятитрёхлетний Иван Бондарчук, дедушка метр сорок ростом, мой бывший шеф по Соцпартии. Ещё два страшных ворога режима – дедушка Апухтин и бабушка Александровская. Пенсионеры – главная угроза режиму!

Не стыдно, убогие
И нападки на УПЦ МП, и призывы отказаться от родственников в России – это истерика режима Порошенко. Народ всё больше ненавидит этот режим, и режим пытается перенаправить эту ненависть вовне.
Режим Порошенко держится исключительно на пятиминутках ненависти. Путин, ФСБ, Кремль, Москва, москали, Россия – всё это положено ненавидеть и бояться, бояться и ненавидеть.
Вы ненавидьте Россию, а Вальцман и Гройсман, пока вы, лохи, заняты ненавистью, ещё пару миллиардов награбят.
У вас «отняли Крым» Правда штоли А у меня не отняли!
Мне, наоборот, кучу всего вернули. Вернее, я сам себе вернул.
У меня 26 лет назад отняли Москву, Минск, Ростов и Владивосток. А недавно я их себе вернул. Я вернул себе Севастополь, Москву, Питер, Самару (откуда родом моя жена), Мурманск (где живёт мой двоюродный брат), Новгород, Смоленск, Владимир, Омск, Тюмень и Калининград. Я вернул себе Крым, Финский залив, Байкал, Камчатку, Алтай и тайгу.
Я просто вернулся домой, в Россию. Крым мой. А может быть и ваш, если вы вспомните, кто вы и откуда.