Антрополог Денис Пежемский: «Российскую нацию» нельзя искусственно построить. Русские являются государствообразующим народом

Антрополог Денис Пежемский: «Российскую нацию» нельзя искусственно построить. Русские являются государствообразующим народом


В эфире программы «Радио Кузичев» на канале «Царьград» побывал Денис Валерьевич Пежемский, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник НИИ антропологии МГУ, заместитель директора Центра палеоэтнологических исследований. Он напомнил об опыте построения таких искусственных образований, как «советский народ» и «дорогие россияне», и как советское руководство намеренно и упорно избавлялось от понятия «русский».

Точка же зрения ведущего антрополога и профессионального историка очень важна сейчас: недавно прозвучала идея создания закона о «российской нации» вплоть до предложения о проведении референдума по данному вопросу.

Этнос-народ-нация

Справка«Радио Кузичев»:Давайте разберемся в понятиях. Для наглядного примера возьмем пирамиду. В её основе лежит этнос. Здесь нет места политике. Преобладают, как в большой семье, отношения братство и солидарность. Этнос – это простейший тип общества. Понятие созвучно с греческим «этос» – нрав, поведение или мораль. Это некое общество с единой этической системой и укладом. Естественный живой социальный организм, из которого в дальнейшем возникают более сложные типы общества.

Следующая ступень – народ. Народ – это этнос, вступивший в историю. А это значит, войны, катастрофы, подвиги и трагедии. Главные критерии народа – общая история, общая миссия, общий язык, сложные религиозные и философские системы.

Следующий уровень – это нация. Она возникает в новое время вместе с буржуазным обществом. Нация – политическое единство. В отличие от народа и этноса, нация – искусственный продукт. Каждый человек, принадлежащий к нации, должен быть гражданином соответствующего государства. Нация – это ваш паспорт, народ – это ваша историческая сущность, этнос – это ваш язык и ваша культура. Надеюсь, что внесла некую ясность.

Формулировка смущает

Анатолий Кузичев:А вас не пугает словосочетание «закон о какой бы то ни было нации»

Денис Пежемский:Конечно, смущает, как минимум. Я бы не сказал, что пугает, но смущает. Все будет зависеть от того, как пойдет разработка этого законопроекта, и для чего нужен этот законопроект.

А.К.:Для чего – понятно. Я здесь много раз говорил: ребята, давайте слово «русский» использовать ещё и как прилагательное. Мне кажется, какое-то количество вопросов это снимает. И поэтому буряту уже не стыдно назвать себя русским. И чеченцу не стыдно. И мне, русскому. И вам, наверное

Д.П.:Совсем не стыдно. Дело в том, что чаще всего происходит просто путаница в терминах. Вы же нигде, ни в школе, ни в высшей школе, – если только вы не слушаете курс этнографии, – не получаете представление о том, что, собственно, все эти слова означают. «Народ» или «этнос», «нация». Собственно, о «российской нации» идет речь, и здесь стоит сказать, что, наверное, не только Вас или меня смущает, или пугает это словосочетание.

Дело в том, что и бурят, и чеченец, они – эти прекрасные люди – чувствуют себя россиянами. И они с гордостью, особенно в последние годы, говорят о том, что они россияне, то есть, – жители России. Но думаю, что вряд ли согласятся они назвать себя представителями «российской нации».

А.К.:А как можно гордиться проживанием на территории Можно умом гордиться своим, можно историей гордиться…

Д.П.:Ну, дело же не в том, что народы просто проживают на одной территории. Они содружно проживают и делают одно общее дело, политическое, по большому счету.

А.К.:То есть, гордость в том, что калмыки не подрались с бурятами. Или нет

Д.П.:В том числе. Это я последним номером списка поставил бы – отсутствие межнациональных конфликтов. Они всё равно есть. Так же, как они и межличностные есть – в любой семье. Если в семье есть ссоры, это не значит, что семьи нет.

Мне кажется, что в большой многонациональной стране, такой как наша, ровно это и работает. А вот то, на что Вы намекнули: когда мы говорим о нации, это все-таки политическое единство. Люди, которые плохо знают историю европейских стран, думают, что французы – это просто народ такой, не понимая, что и французы, и немцы – это нации, такие же, как и российская нация, о которой мы говорим. Еще несколько столетий назад они представляли собой конгломерат разных народов.

Этничность и физичность

А.К.:То есть, нация – образование политическое.

Д.П.:Да. Во Франции это произошло в XV-XVI веках – консолидация разных народов, проживавших вместе, имевших общую историческую судьбу и политическую волю своих руководителей, своих лидеров, которые сплотили их в конце концов во французскую нацию.

Но вот что все-таки ближе к моей специальности, – я представляю физическую антропологию: всё, что мы говорим о нациях, народах, этносах, – это область общественных отношений, это социальная сторона такого сложного явления, как человек. У него есть этничность – социальная его сторона. Читая лекции студентам, я изобрел слово (не думаю, что мои коллеги меня погладят