АРХИП ОСИПОВ

АРХИП ОСИПОВ


Архип Осипович Осипов (1802—1840) — русский солдат, рядовой Тенгинского полка, герой обороны Черноморской береговой линии.

БИОГРАФИЯ

Происходил из крепостных крестьян помещика графа Стратонского Киевской губернии, Липовецкого уезда, с. Каменки (с 1987 года - отдельный микрорайон города Липовец Винницкой области).

21 декабря 1820 года был принят в военную службу рекрутом и 5 апреля 1821 года зачислен в Крымский пехотный полк. На втором году службы Осипов совершил побег, за который был наказан по суду шпицрутенами через 1000 человек один раз, но последующей службой успел загладить проступок молодых лет. В 1840 году имел уже нашивку на рукав и серебряные медали за персидскую и турецкую войны. В персидскую войну Осипов был участником во многих делах, в том числе при взятии Сардар-Абада. В турецкую войну, среди прочих сражений, принял участие в штурме Карса.

По свидетельству сослуживцев, Осипов был бравый солдат, 38 лет, высок ростом, с продолговатым лицом, обрамленным темно-русыми волосами и с серыми глазами.

ПОДВИГ

По окончании войны Тенгинский полк был переведён на Кубань и нёс кордонную службу. Там Осипов неоднократно участвовал в стычках с горцами. В Тенгинский полк он прибыл в 1834 году вместе с 1-м батальоном Крымского полка, поступившим на укомплектование названного полка, и зачислен в 9-ю мушкетёрскую роту.

С момента прибытия в укрепление Михайловское, под влиянием переживаемых всеми тяжелых минут, Осипов был всё время крайне сосредоточен. 15 марта, когда стало точно известно о намерении горцев напасть на укрепление, он, по свидетельству очевидцев, с заложенными за спину руками долго шагал по казарме, что-то обдумывая. Затем, остановившись посреди казармы, он сказал: «Я хочу сделать память России и в минуту неустойки наших подожгу пороховой погреб». Никто не сомневался, что Осипов сдержит слово, так как все знали его как человека серьёзного, набожного и смелого, исправного солдата. 22 марта 1840 года Осипов сдержал свое слово и со словами: «Пора, братцы! Кто останется жив — помните мое дело» взорвал погреб, а с ним и все укрепление. Неприятель понес потерю до 3 тысяч человек.

ПАМЯТЬ

Император Николай I, для увековечения памяти о доблестном подвиге Архипа Осипова, который не имел семейства, повелел навсегда сохранить имя его в списках 1-й роты Тенгинского полка, считая его «первым рядовым и на всех перекличках при спросе этого имени, первому за ним рядовому отвечать: «Погиб во славу русского оружия в укреплении Михайловском»». Таким образом, в Российской армии было положено начало традиции зачисления навечно в списки части.

Впоследствии около разрушенных валов бывшего Михайловского укрепления раскинулось русское селение Архипо-Осиповка, названное в честь героя.

На месте взорванного укрепления высится чугунный ажурной работы крест с надписью: «77-го пехотного Тенгинского Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича полка рядовому Архипу Осипову, погибшему во славу русского оружия 22 марта 1840 г. в укреплении Михайловском, на месте которого сооружен сей памятник». Памятник возник в 1876 году по инициативе Главнокомандующего великого князя Михаила Николаевича, который повелел поставить его таких размеров и на таком месте, чтобы он был виден с судов, проходящих у берега.

Другой памятник Осипову (и командиру Михайловского укрепления штабс-капитану Лико) воздвигнут во Владикавказе по инициативе генерала Гейдена. После 1917 года, расцененный как памятник самодержавию, он был уничтожен.

МАЛЫЕ НАРОДЫ РОССИИ О РУССКОМ ГЕРОЕ

Отсутствие единой патриотической, великодержавной и русской по сути идеологии в России, предполагающей единый взгляд на историю России, продолжает приносить ядовитые плоды. Историки Осетии считают идею восстановления памятника русскому герою, солдату Архипу Осипову, который в критической ситуации взорвал пороховой погреб и уничтожил горцев, атакующих укрепление Михайловское, «вредной и оскорбительной».

Власти Владикавказа решили воссоздать в 2014 году на Проспекте Мира памятник солдату, «погибшему во славу русского оружия». Заместитель начальника информационного отдела Тамара Кайтукова считает, что памятники отражают историю города, поэтому объект следует восстановить.

Однако не все придерживаются такого мнения. Доктор исторических наук, директор Института истории и археологии Республики Северная Осетия-Алания, член Общественной палаты республики Руслан Бзаров считает, что идея установления памятника русскому солдату Осипову «безоговорочно вредна и оскорбительна». По его мнению, это «памятник братоубийственной войны» и он послужит «разладу» вместо необходимой Российскому государству консолидации. Такие памятники «разделяют и противопоставляют народы России». К тому же памятник Осипову могут расценить как «посягательство на национальное достоинство не только черкесов», но и других народов многонациональной Российской Федерации. По мнению осетинского профессора, можно одинаково оценивать подвиг русского солдата, верного присяге и защищавшего интересы пославшей его родины, и черкесов, которые героически сражались за свободу своей родины. В 1917 году Российская империя пала, и «народы России обрели общую родину, более не разделявшую их … на сынов и пасынков».

Век, прошедший «без всего того, что символизировал памятник Архипу Осипову» (историк, видимо, имеет ввиду «проклятое колониальное прошлое» России), привел к созданию национально-государственных образований, федеративному устройству России и защите национальных языков и культур. Поэтому республике «не подходит ни имперская архаизация, ни воспроизведение шовинистических клише…»

Бзарова поддерживает и декан исторического факультета СОГУ, член Общественной палаты республики Аслан Цуциев. Он предлагает установить в республике «общий памятник погибшим в Кавказской войне», вне зависимости от того, за кого они воевали. Такой памятник не вызовет обиды ни русских, ни осетин, ни черкесов.

Против памятника Архипу Осипову во Владикавказе выступил и доктор исторических наук, ведущий сотрудник СОИГСИ Ислам-Бек Марзоев. По его мнению, русский солдат Осипов «неоднозначная личность», поэтому нельзя во Владикавказе ставить ему памятник. Мерзоев также предлагает возвести во Владикавказе «монумент дружбы и солидарности народов Кавказа и России». Далее осетинский историк начинает говорить откровенные глупости о том, что Кавказ — это «сложный геополитический регион, с многовековыми традициями мирного сосуществования на небольшой территории различных этносов», где «народы научились беречь и хранить добрососедские отношения».

Марзоев, очевидно, «прошел мимо» истории Кавказа, включая её современный период. Вся история этого региона — это сплошные войны, конфликты и резня на религиозной, этнической и экономической основе. Далеко за примерами «традиций мирного сосуществования» и «добрососедских отношений» ходить не надо. Достаточно обратить внимание на практически еженедельные «боевые сводки» из республик Северного Кавказа, геноцид русского населения в 1990-е годы в Чечне и его отсутствие в этой республике, «дружбу народов» между грузинами, осетинами и абхазами, азербайджанцами и армянами и т. д.

Только в период установления русской власти во времена Российской империи и Советского Союза наступил относительно короткий (в историческом масштабе) период мирного процветания Кавказа и населяющих его народностей. Достаточно отметить довольно быстрый рост численности населения кавказского региона в советский период. Чтоб будет с Кавказом, если Россия окончательно уйдёт оттуда, тоже понятно всем здравомыслящим людям. Ныне Россия сдерживает уже подготовленную войну между Азербайджаном и Арменией, возобновление давления Грузии на Абхазию и Южную Осетию, более активное проникновение в регион Турции и Ирана. Северный Кавказ без русского присутствия вернется в прошлое. Кавказ и сейчас архаизируется, но более медленными темпами, чем мог бы, будучи полностью освобожденным от русского влияния и русских.

Возражения осетинских историков по поводу памятника русскому солдату во Владикавказе — всё это продукт полной терпимости (толерантности), либерализма и космополитизма в современной Российской Федерации. Это только один из примеров, таковых — множество. Уже есть мемориал венгерским солдатам-оккупантам в Воронежской области, где при захоронении гитлеровцам отдают воинские почести, по всему Транссибу стоят памятники и памятные знаки чехословацким головорезам и грабителям, в Чечне торжественно открыли мемориальный комплекс, посвященный девушкам, погибшим во время Кавказской войны, которые якобы покончили с собой и погубили своих конвоиров — русских солдат. В Татарстане местные националисты периодически поднимают вопрос о возведении памятника Батыю, или основателю Казанского ханства Улу Мухаммеду, который отметился своими грабительскими походами на русские княжества.

Историю России явно переписывают в пользу малых народов, которые «пострадали от русского и советского колониализма», «русского великодержавного шовинизма». Русским при таком раскладе остаётся только постоянно каяться за «грехи» предков, которые посмели покуситься на свободу малых народов. Причём активную роль в этом переписывании истории играют представители местной интеллигенции, которая была вскормлена ещё Советским Союзом. Не дремлют и различные западные и восточные структуры, которые регулярно проводят всевозможные мероприятия по линии финно-угорского, тюркского, кавказского и исламского единства, где постоянно поднимают проблему «русского колониализма» и «угнетения малых народов», которые пострадали, да и продолжают страдать в российской «тюрьме народов».

Очень сомнителен и опасен тезис о необходимости установления общего памятника всем погибшим на Кавказской войне, вне зависимости от того, на чьей стороне они воевали и равноценности подвига русских солдат и черкесов. Во-первых, мы наблюдаем внедрение западных ценностей, толерантности. Мол, нет победителей, нет проигравших, нет героев, нет грабителей и работорговцев, нет дикости, нет прогресса, цивилизации, которую Россия несла Кавказу и Средней Азии. Мол, есть «царский режим», от которого одинаково пострадали как русские, так и горцы.

Во-вторых, нельзя равнозначно оценивать подвиг русских войск и действия горцев во время Кавказской войны. Горцы действовали из архаических мотивов — грабеж, захват и продажа людей в рабство, узкогрупповых, феодальных и клановых интересов. Их также использовали в своих целях региональные игроки (Османская империя, Персия) и глобальный игрок — британцы. Русские штыки принесли на Кавказ мир и процветание. За русскими солдатами шли инженеры, учителя, врачи и просветители. Кавказские народности поднялись в своем цивилизационном развитии. Многие народы, особенно христианские, были просто спасены от полной ассимиляции, религиозного угнетения и геноцида.

Причем Россия могла использовать англосаксонский вариант экспансии. И в таком случае никаких разговоров о «русском колониализме» сейчас просто не было бы. Гордых горцев просто бы «зачистили», а их остатки загнали в резервации. Не было бы и местной интеллигенции (которую русские целенаправленно создавали и поддерживали). К сожалению, об этом предпочитают не вспоминать, заводя шарманку о «русском великодержавном шовинизме».