Авторитетное офицерское мнение

Авторитетное офицерское мнение


Было мне года двадцать два, когда я попал на вагоностроительный завод. И было такое мерзкое изделие для спецвагонов (военных, кажется) –заклепка из нержавеющей стали длиной миллиметров двадцать и диаметром милиметра четыре. В торце по малому диаметру отверстие милиметра полтора глубиной в три милиметра. Точили его на обычных токарно- винторезных станках с патроном в двести пятьдесят миллиметров в диаметре, из тоненького шестимиллиметрового прутка. В больших количествах. Редкий геморой, для тех, кто в теме. В первую же неделю работы механиком этого цеха, я обратил внимание на немецкий токарно-револьверный станок со сменными цанговыми зажимами, от четырех до тридцати милиметров, и автоматической подачей прутка, автоматической сменой режущего инструмента или сверла, и автоматическим же зажимом и разжимом цангового патрона. Со сменой оборотов соответственно смене инструмента. Вообщем, мечта для изготовления именно мелких изделий такого типа.Обратившись к начальнику цеха по поводу этого станка я услышал следующее – он стоит уже десять лет с тех пор как его купили, тут об него уже несколько инженерных служб обломали зубы и ничего не смогли сделать. Причина – при касании резцом детали останавливается шпиндель. Все разобрали, повреждений никаких. Зная цену советской инженерной школе еще со слов деда, я попросил разрешения все таки разобраться, и запустить станок. Он посмотрел на меня как на выскочку и кивнул головой со словами "не в ущерб работе". В архиве паспорт не нашли. В обеденный перерыв, сняв крышку подач на суппорте станка, я увидел кучу валов и шестерен в идеальном состоянии и несколько из них имели гладкое кольцо возле зубьев и утолщение миллиметров сорок. С электропроводом и устройством которое не могло быть ни чем иным как токосъемником. Если к шестерне подходит провод - значит внутри электроуправляемое устройство. Если провод один значит второй идет на массу. Если в электропитании задействован корпус оборудования, то скорее всего питание в безопасных пределах- двенадцать- двадцать четыре вольта. Открыв крышку шкафа электроуправления, я начал искать понижающий трансформатор. Его не было. Было пустое пятно с четырьмя отвертиями на монтажной плите. И нагло болтающиеся несколько проводов с одетой изоляцией. Сняв с соседнего станка 1К63 двадцатичетырехвольтовый трансформатор я подсоединил его на времянку на болтающиеся провода и включил станок. И все заработало как нужно. На все про все ушла половина обеденного перерыва. Просто не было электропитания на электромагнитные муфты сцепления. Десять лет простоя оборудования. Задача для мальчишки двадцати лет. Таких случаев в моей жизни были десятки. Был инженер- строитель с опытом работы, который действительно не знал как приготовить бетон нужной марки. Был руководитель со стажем работы главным инженером, которому для подъема упавшего в шахту элеватора нужен был подъемный кран и бригада из восьми человек и он не мог понять, как его можно поднять лебедкой с дежурным слесарем и дежурным электриком. В армии я столкнулся с тем же самым. Выпускники военных училищ со званиями от моллея до полковника которые имели такой же уровень знаний как и те инженеры на гражданке. Комуняцкосоветская школа, где во главу угла при движении по карьерной леснице ставилась преданность идее, а не профессионализм и умение понимать процессы. Отсюда сообщения о том как одновременно пострадали три офицера, которые зачем- то обступили противопехотную боевую мину и наблюдали, как один ее устанавливает. Это уровень подготовки и понимания процессов. К сожалению, таких много. К сожалению, именно тупые, не имея возможности выжить на гражданке из- за высокой конкуренции, и там, где нужен результат, а не показуха, идут на службу. И по их вине гибнут люди. Есть грамотные и знающие. Но война добавляет еще несколько требований, отличающих их от работников тыла. Это личная храбрость, личная боевая подготовка и умение управлять процессами в стрессовой ситуации. Плюс умная голова, способная принимать сложные решения и жертвовать жизнями людей, которые тебе доверены во имя достижения высшей цели. Такие есть, их мало. Их имена передаются между бойцами по сарафанному радио и в личных беседах. Но увы, очень большая масса олухов, которые кое- как закончили военные училища, и которые заботятся только о карьере или о том, чтобы никто не увидел их тупость. И вот сейчас многие из них распинаются с суровыми лицами про реформированную армию. Зная про то, что не хватает просто исправного оружия. Зная про то, что половина подразделения не в состоянии попасть в корову на стрельбище, не то что в бою. Зная про неисправные пулеметы, которые починит приехавший когда-нибудь волонтер. Есть грамотные и достойные, которые поддерживают Порошенко. Их мало, но есть. Но увы, полно дебилов, которые на гражданке не смогли бы управлять даже простейшим производственным участком в условиях конкуренции. Не то что людьми в бою. Но люди их слушают . Потому что зеленая форма и потому что офицерское звание. И поэтому для снайперской стрельбы берется не матчевый ствол высокой точности изготовления, рассчитанный на стрельбу одиночными выстрелами, особым образом соединенный со ствольной коробкой. С другими параметрами изготовления патронника. А пулемет, рассчитаный на стрельбу очередями . И уродуется этот пулемет, превращаясь в подобие снайперского оружия. При этом на сапоге убитого товарища ведется подобие рассчета дульного тормоза и приклада. И прочая, и прочая. В результате вместо хорошего пулемета мы имеем уродливое подобие винтовки, которая по определению не соответствует тому, что называется снайперской винтовкой. Куча испорченных пулеметов. С одобрения ГШ и президента который отдает такие вещи в руки непрофессионалов. Минометы из труб для транспортировки жидкостей и газов. И разорванные стволы, которые убили солдат. Вот что следует понимать, когда кто-то распинается про реформированную армию и ссылается на мнение людей в зеленой форме с гордым званием офицер. А если попросить этого офицера написать всё, что он знает про изготовление стволов, то его сочинение едва ли покроет лист бумаги с одной стороны. Советский подход к кадрам и обучению. Вот то, что не захотели сломать главнокомандующий и ГШ. С обратной стороны этой ошибки могилы солдат. Много трусов и карьеристов, которым это бесконечное сидение на одном и том же месте очень по душе. Они не хотят воевать, их всё устаривает. Они сеют мнение о непобедимости врага и его превосходстве. Это ложь. У врага на нашей территории нет превосходства ни в чем. Ни в духе, ни в силе, ни в вооружении. Да, могут подбросить вооружение с территории россии . А могут и не подбросить, никто не знает. И разведка тоже не знает, что сделает путин при попытке продвинуться к своим границам в 2019м году. Но всех всё устраивает . Зарплата капает, звания идут, убитых хоронят. Остатки народа пашут, обеспечивая своим трудом их посиделки на одном месте. А они рассказывают сказки про ракеты и страшного врага, сидя на одном месте третий год. И наблюдая как растут зарплаты и звания. А тем временем враг выпускает все новые и новые поколения школьников, которые скоро даже не смогут вспомнить - а как оно жилось, когда эта территория была Украиной. Очень реформированная армия. Супер. За то время, что мы стоим, Япония в свое время завоевывала территории большие, чем вся наша страна, при чем не имея с ними даже сухопутного сообщения. Не все, кто имеют дипломы, являются инженерами по сути, и не все, кто имеет звания и должности - являются офцерами. Например, Мамчур.

Игорь Гофман, киборг, участник боёв за Донецкий аэропорт