Евгений Ихлов: О заложничестве

Евгений Ихлов: О заложничестве

Сперва создают иллюзию, что можно будет поторговаться с судьбой
Kasparov.ru

Одно из самых плохих в путинской системе - это глубоко укоренившийся в ней бандистский (мафиозный) принцип: "вход - рубль, выход - два".

Спецслужбистские системы (в отличие от партократических, где привилегированного места надо старательно добиваться) построены на вербочной принципе: нужного в истеблишменте, точнее, в его декоративной части, старательно обхаживают.

И создают иллюзию, что можно будет поторговаться с судьбой: в обмен на демонстрацию лояльности получить возможнось "делать малые/добрые дела".

В знаменитейшем "Крестном отце" нет главного, того, что было бы в самом занудно-нравоучительном советском милицейском романе (и уже есть в "Гоморре") - описания цены, которую потом платит человек, пришедший за помощью к Дону. И за то, что этого нет - и полюбила этот фильм настоящая мафия.

Да, обидчиков дочери крепко побили. Но потом придётся и краденое прятать, и следить за соседом, отказавшимся платить "за крышу" (чтобы сообщить, когда он покинет лавочку, которую показательно разгромят), и передать потом несчастному соседу (от имени и по поручению) "дружеский совет"...

Самое страшное, что получив "совет" стать кандидатом в президенты, Собчак не могла отказаться и тем более, не могла заявить, что снимает кандидатуру в знак солидарности с Навальным. Тут месть была бы страшна по-настоящему - обыском и временным изъятием гонорарного кэша, что было наказанием за участие в руководстве "белолентночного движения" дело бы не обошлось.

То же самое и с новыми членами "Президентского Совета по правам человека" - за простое уклонение, полагаю бы ничего не последовало бы. А вот за скандально-принципиальный выход из него или ходя бы за публичное заявление необходимой резкости - кара была бы серьезней.

Когда в прошлом мае, возмущенный отсутствием реакции на избиения демонтрантов 5 мая в Москве, из СПЧ выходил, громко хлопнув дверью, Максим Леонардович Шевченко, то тут была и доля расчета: он предполагал участие в губернаторских выборах (и во Владимире у него был хороший шанс на протестной волне), и лучше было бы выходить красиво, чем из-за проблем совмещения кандидатства (политическая деятельность, да ещё и оппозиционная) со правозащитным статусом.

Но обратите внимание, что в знак протества против декабрьского ареста Льва Александровича Пономарева - никаких демаршей в СПЧ не последовало. И после избиений 1 мая в СПб - не последовало.

И вот теперь переход - к главному.

Когда Анна Константиновна Федермессер интегрировалась в систему - место начальника в московской системе власти, место в СПЧ, поддержка очень нужного законопроекта о хосписах и о применении сильных обезболивающих - то ее участие в избирательной кампании Собянина казалось, в т.ч. и мне, оправданным поведением.

В конце концов, куча народа, которые наперегонки расписывали в своих блогах на сайте "Эха Москвы" как расцвела столица (особенно - клумбы на арбатских тротуарах) при благодетельном правлении Сергея Семёновича, при этом тяжело больным не помогали. Просто оказывали мэру политические "экскорт-услуги".

Но вот потом для Нюты настали дни уже другой платы. Руководство в Народном фронте... Тут опять еще можно что-то лепетать о возможности лучше помогать хосписам и больницам, особенно в провинции: СПЧ там не бояться, московская чиновность - не указ, но вот путинский фронт - хоть что-то.

И вот настал час главной платы - стать на пути Любови Соболь, кандидата в Мосгордуму "от Навального" - в том районе, где у Навального была хорошая поддержка ещё в 2013 году.
Самое плохое, что отказаться Нюта не может.

Даже понимая, что из неё делают дубинку. Даже понимая, что её пост депутата без нужды - она уже в системе власти. Она даже не может вести кампанию вяло, для проформы - потому что не она будет вести - найдут ещё одного мыкающегося без самореализации Малашенко.

Потому что за отказ последует такое... И не против неё. Против больных и больниц. Вот что самое ужасное в этом. Тут действительно в подвале сидят заложники. Как в "Дне гнева" Севера Гансовского - когда в доме фермера прячется отарк.

Если вернуться к моему примеру, точнее, воображаемой сюжетной линии из "Крёстного отца", то за отказ помочь в давлении на соседа пострадает не сам недавно целовавший перстень Дону, но его дочь... И он это понимает. И даже будет стоять на шухере, когда будут громить лавочку непокорного... А потому утешать разорённого и советовать полицию не тревожить (поверьте мне - без толку, там всё схвачено), а лучше переезжайте в другой район - из этого бандистского...