И.Пономарев: из 130 млн долл. от продажи “Сбербанка” в Украине большая часть - “натура сомнительного качества”

И.Пономарев: из 130 млн долл. от продажи “Сбербанка” в Украине большая часть - “натура сомнительного качества”


Сделка по продаже “Сбербанка” выглядит крайне странно, ведь сумма в 130 млн долларов является существенно заниженной на фоне того, какими активами располагает банк. Об этом в своем посте в Facebook написал экс-депутат Госдумы РФ Илья Пономарев, сообщает УНН.
По его словам, детали сделки активно обсуждали в Вашингтоне, где "с докладом в Atlantic Council выступала уходящая глава Нацбанка Валерия Гонтарева... В кулуарах же активно обсуждали сделку по продаже Сбербанка“.
По мнению политика, сделка выглядит действительно странно. По словам И.Пономарева, он в конце 2016 года работал над возможностью привлечения реального инвестора для покупки одного из российских банков, работающих в Украине.
“Естественно, одним из основных объектов внимания был Сбер (хотя были варианты — ВТБ и ВЭБ, но Сбер выглядел намного интереснее по портфелю проектов...)”, — написал И.Пономарев.
По его словам, “Сбербанк” мог бы быть очень привлекательным активом. Политик напоминает, что именно этот банк закачал в Украину более миллиарда инвестиций; причем вывести эти деньги было невозможно — они работали на украинскую экономику.
“Общий объем выданных кредитов около 4 млрд долл., обслуживается более 1 млрд (Греф заявлял, что 2 млрд, но по моей информации, он завысил цифру). С юридической точки зрения, это был один из лучших банков Украины, который надо было продать от российского государства нормальному инвестору, который сможет им управлять и продолжать кредитовать украинскую промышленность”, — привел факты И.Пономарев.
Инвесторов, готовых выкупить банк, был целый ряд. Но на пути к приобретению банка стали правила НБУ.
“Одной из основных проблем были очень жесткие правила Нацбанка по доказательству происхождения средств инвестора. То есть источник средств Сбербанка — российский бюджет — в воюющей стране оказался допустимым инвестором, а, например, люди, стоящие в последовательной оппозиции к Путину, и готовые деньгами помогать Украине выстоять — такими не являлись. Ну ок, в конце концов, правила Нацбанка нам сужали круг претендентов, но отсекали не всех”, — поясняет И.Пономарев.
В тот момент “Сбербанк” хотел за актив не менее 600 миллионов, что уже было сильно ниже сделанных инвестиций. И.Пономарев отмечает, что только собственный капитал банка составлял 144. Инвесторы готовы были забрать банк за 200 млн долл. При этом готовы были платить живыми деньгами, но московские кураторы банка отказались. Официально озвучено было, что дешево.
“В итоге тему поставили на паузу, а в марте события начали стремительно развиваться. Сначала начались протесты в Киеве, направленные "почему-то“ конкретно на Сбер, хотя чем, например, ВТБ хуже.. Да и про другие российские компании, которые занимаются в Украине торговой деятельностью, выводя деньги из страны и уплачивая налоги в России, в отличие от украинского Сбера, ГК "Азов“ как-то "забыл“. А потом мы увидели сделку, в которой банк был оценен в 130 миллионов долларов, ниже капитала, и даже ниже простой стоимости помещений, где находятся филиалы банка, причем большая часть этой суммы уплачена не деньгами, а натурой сомнительного качества. За сделкой при этом стоят чисто российские люди Гуцериев и Гусельников (последнего мы знаем не только по "Что Где Когда“, но и по делам Навального и Белых в Кирове). И сразу же на рынке началась распродажа отдельных проектов Сбера, то есть бизнес просто уничтожается (а это означает, что возможности кредитоваться для украинской промышленности дополнительно сокращаются, что само по себе я бы квалифицировал как диверсию в ходе гибридной войны против страны)”, — написал И.Пономарев.
Политик резюмирует: никакой конспирологии — только бизнес.