Как сыр в масле: российские фермеры отметили годовщину эмбарго

Как сыр в масле: российские фермеры отметили годовщину эмбарго


Продовольственному эмбарго исполняется три года. Пока США, Европа, Канада, Норвегия и Австралия теряют доходы, не имея возможности экспортировать ряд продуктов в Россию, дела у отечественных фермеров идут весьма неплохо. В подмосковной Истре владельцы сыроварен в эти выходные даже решили отметить годовщину контрсанкций. Они рассказали РИА Новости о том, как выиграли от ограничений и почему открытие рынка для европейских конкурентов может смахнуть с него молодых российских игроков.

Олег Сирота, владелец фермерского хозяйства сыроварения "Русский пармезан" (Московская область):

Главная проблема российского сельского хозяйства — сбыт, и во многом она решена контрсанкциями. С рынка исчезли конкуренты, кроме того, на руку нашим фермерам оказалось удешевление рубля к доллару и евро: сейчас даже контрабанда, которая проникает в обход санкций, стоит в два раза дороже, чем наш сыр. Но, конечно, если границу откроют — это отыграет и рубль, и для нас это будет серьезным ударом.

"Мне трудно оценить масштаб бедствия, но, боюсь, половина коллег, с которыми мы сегодня отмечаем трехлетие санкций, точно не выживет", — предполагает Сирота.

Другой плюс — производство стало прибыльным и рентабельным. Стали рентабельными даже фермы, которые делают молоко для сыра. Но плохо то, что слишком высока стоимость племенного скота.

"У нас корова стейками в ресторане стоит дешевле, чем они хотят за живую с рогами", — cмеется фермер.

Сейчас у нас дефицит многих позиций, спрос в разы превышает предложение. Мы даже заставили две питерские сети работать с нами по предзаказам: они покупают сыр, оплачивают его, а через месяц мы его поставляем. Объем продаж с прошлого года вырос в десять раз: мы делали 30 килограммов сыра в год, сейчас делаем 300 килограммов, а через год выйдем на три тонны.

Либо санкции, либо пошлины

Проблема в отсутствии санкций одна: если нет протекционизма в виде пошлин — мы неконкурентоспособны. Европейские производители получают высокие субсидии: например, в Германии фермы получают 400 евро на гектар, во Франции — 500 евро. В России этого никогда не будет — надо смотреть правде в глаза. Но в любом случае у нас огромная пашня, и "размазать" эти деньги на всех не удастся.

"Поэтому нам нужно либо вводить пошлины, либо сохранять санкции", — считает фермер.

Кредиты и коровники

Другой негативный фактор — по-прежнему тяжелая кредитная ситуация.

В этом году стало лучше: банки начали давать пятипроцентные кредиты, но на всех их не хватило. Нужно, чтобы они были реальностью, чтобы каждый фермер в России мог получить кредит под пять, а еще лучше — под два процента. А то сначала стали давать, а потом скажут: "Денег нет, но вы держитесь".

Как же развивать сельское хозяйство, если один коровник окупается десять лет, но ни один банк — даже Россельхозбанк — не готов дать на 10 лет кредит под низкую ставку

"Мой немецкий коллега получает кредит на коровник на 30 лет под 1,5%. Когда я рассказал ему, что в прошлом году мне один банк предложил все 23%, он начал смеяться и предположил, что между двойкой и тройкой, наверное, забыли поставить запятую", — вспоминает Сирота.

Другая причина, по которой пока нельзя снимать санкции: молодые российские игроки за три года еще не успели отладить процессы. Одна сыроварня запускается полтора года, коровник — три года: хоть вприсядку прыгай вокруг, сдвинуть сроки не удастся.

Мария Коваль, владелица "Сыроварни Марии Коваль" (Ярославская область):

Конечно, на всех сыроваров санкции повлияли весьма положительно, но многие понимают, что это временная мера. Хотелось бы, чтобы государство, пока длятся санкции, сформировало какие-то долгосрочные способы защиты местных производителей.

Рычаги давления

"Приезжая во Францию, вы в первую очередь видите французские сыры, в Италию — итальянские. Это потому, что существуют определенные рычаги давления и урегулирования внутренних торговых процессов, чтобы прежде всего продавать товары местных производителей", — говорит Коваль.

В крупные торговые сети не войдешь, ритейл у нас сейчас — чем дешевле, тем лучше. В данном случае это неправильно. Потому что есть такое понятие, как "качество продукта", даже не с точки зрения безопасности, а с точки зрения его вкусовых качеств.
Не потерять рынок

Конечно же, резкое открытие европейского рынка резко сметет с лица новых молодых российских игроков. Особенно средних производителей — они не настолько гибкие, как мелкие игроки.

Поэтому санкции — это прекрасная временная мера, которая когда-нибудь закончится, и за это время мы должны хорошо подготовиться, чтобы не убить тот рынок, который сейчас только формируется и встает на ноги.

Эдуард Ястребов, владелец сыроварни "Ястребов и братъ" (Тверская область):

Конечно, санкции помогли, но это не панацея. Сыроварение — это ремесло. Когда ввели санкции, сыроваров стало очень много и возросла внутренняя конкуренция.

"Я считаю, что пройдет пара-тройка лет, после чего осядет пена, и останутся не те, кто попробовал вложить в эту тему деньги, заняться ей на волне продэмбарго и заработать, а те, для кого первично ремесло, а не финансовая составляющая", — говорит Эдуард Ястребов.

Мы гордимся тем, что начали варить свои первые сыры еще до введения ограничений — в 2011-м.

Санкции, конечно, "зачистили" рынок и дали нам шанс для развития. Но это не значит, что теперь все будет хорошо. Нужно еще доказать, что вы действительно можете варить сыры, и расслабляться не следует.

Я бы призвал не слишком политизировать тему сыроварения — сыр любит руки и хорошее молоко. За последние два года продажи действительно выросли, но сказать, что дела резко пошли в гору, нельзя — не стоит сбрасывать со счетов не очень хорошее экономическое положение наших граждан.