Кокаин, моча и шум: популярный парк в Нью-Йорке превратился в притон, который защищают активисты

Кокаин, моча и шум: популярный парк в Нью-Йорке превратился в притон, который защищают активисты


3a38c0d6


Парк Вашингтон-сквер в Нью-Йорке уже больше месяца является местом битвы между полицией и ночными гуляками, часто нарушающими закон. Теперь к конфликту присоединились еще и активисты, которые винят полицию в жестокости и отстаивают права наркоманов, живущих в парке. О последних событиях в парке рассказало издание New York Post.

Конфликт происходит из-за многочисленных наркоманов, которые называют парк и близлежащие улицы своим домом, а полиция вводит комендантские часы для защиты района от шумных вечеринок и драк, которые не прекращаются до утра. Активисты считают, что полиция к ним слишком жестока, и проблемы этих людей нужно решать иначе.

Журналист New York Post отправился изучить жизнь парка, чтобы разобраться в проблеме. Далее – его рассказ от первого лица.

Моим проводником в новый мир парка Вашингтон-сквер – мир наркоманов – был Дэймон (имя изменено).

“Прошу прощения! Прошу прощения!” – он остановил мое бесцельное блуждание по парку, попросил сигарету и как-то догадался, что я репортер. Последнее показало его довольно сильную интуицию, поскольку я не делал ничего особенно журналистского.

Дэймон пообещал познакомить меня со всеми, кто действительно имеет значение, при условии, что мы сначала отправимся в 7-Eleven, чтобы купить для него пива и пачку сигарет Newports. Он также “стрельнул” у меня 40 долларов под угрозой «не позволю тебе уйти». Я чувствовал себя менее глупым, когда думал об этом как о гонораре своему помощнику.

«Добро пожаловать в Адскую кухню!» – начал он.

«Это не адская кухня», – ответил я (городской район Адская кухня расположен далеко от парка).

«Ну, в любом случае это метафора», – парировал провожатый.

Большинство знакомств при посредничестве Дэймона не принесли результатов. «Нандо» сказал нам, что противостояние между людьми парка и окружающим его сообществом восходит к слухам о массовом «х*есосании», хотя, прежде чем он успел закончить свою речь, Дэймон вмешался, чтобы настоять на том, что «не было никакого х*есосания, ублюдок!» Вскоре после этого Дэймон обвинил троих белых подростков в костюмах Jordan в «незаконном присвоении культуры».

После того, как мы купили пиво и сигареты, разразилась небольшая ссора (полностью спровоцированная Дэймоном) с южноазиатскими клерками 7-Eleven – мой гид нуждался в наркотиках и был на взводе. К этому моменту мы прошли десятки наркоманов либо в различных состояниях кататонии, либо не склонных делиться магическими кристаллами с Дэймоном. В конце концов, однако, мы пришли к большей группе мужчин и женщин, куривших крек вокруг убогого стола на хорошо освещенном участке Шестой авеню. Они были готовы продать.

Среди них была женщина, которая так заботилась об одном из кататоников, что я решил, что она социальный работник, – прежде чем заметил, что она сама довольно активно курила наркотик. Затем она подметала угол тротуара метлой и расстилала одеяло для сна. После того, как Деймон выкурил свой второй маленький кристалл, мы двинулись обратно в парк.

“Каково это, когда куришь впервые” – спросил я Дэймона.

«Как будто одного слишком много, а тысячи никогда не достаточно», – ответил он.

Сцена в целом выглядела еще более отвратительной из-за привычного безразличия проходящих мимо богачей. Это обычная ситуация. Но какая-то часть меня хотела схватить их и крикнуть: как ты можешь принимать все это Разве ты не видишь, что у твоего порога медленно умирают люди

Говоря благородным языком, я думаю, жителей парка подпитывает огонь морали. Защищающие их права активисты, похоже, опираются на те же идеи. Что-то в корне не так с городской Америкой. Она больна. Никого ничто не волнует. Это должно задевать совесть молодых, совесть любого человека.

Тем не менее, одержимость этих активистов и правозащитников насилием со стороны полиции, а не действиями наркоманов служат еще большей запутанности источника проблемы и гораздо более глубокому кризису. Копы имеют дело с последним этапом социального кризиса, а это означает, что полиция чаще взаимодействует с такими людьми, как Дэймон, и следовательно полиция действительно чаще применяет силу, чем обычные люди. Но это не потому, что копы злые, а потому, что им приходится работать с крайними проявлениями социального кризиса.

И защитники прав жителей парка даже не пытаются увидеть корень проблемы. Долгосрочное решение – это восстановление разумной и подлинной политики солидарности, признание того, что некоторым из наших сограждан нужна дополнительная помощь, помощь, которую они не всегда могут принять или оценить без определенной степени принуждения и, да, достаточное финансирование.