КРУПНЕЙШИЙ ИНВЕСТФОНД ИЗБАВИЛСЯ ОТ АКЦИЙ УКРАИНЫ: ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ ДЛЯ СТРАНЫ

КРУПНЕЙШИЙ ИНВЕСТФОНД ИЗБАВИЛСЯ ОТ АКЦИЙ УКРАИНЫ: ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ ДЛЯ СТРАНЫ


Известный американский инвестиционный фонд Franklin Templeton, вкладывающий средства в рисковые активы, избавился от обязательств Украины. Из портфеля в $7 млрд, который фонд получил в 2013-2014 гг., у него осталось только $1,2 млрд. Чем это обернется для Украины

Распродажи фонда пока не повлияли на котировки украинских еврооблигаций, констатируют опрошенные эксперты.

«Пусть они и продали бумаг до $5 млрд., но это не были панические распродажи. Цены на них не упали. Спрос на украинские бонды на рынке есть. И не принципиально, кто теперь собственник»,- отметил UBR.ua директор аналитического департамента ИК Concorde Capital Александр Паращий.

При этом он согласился, что распродажу украинских бумаг Franklin Templeton нельзя назвать хорошим сигналом.

Фонд считается самым удачливым в части инвестирования и своевременно избавления от активов. Компания, как утверждают аналитики, ни разу не делала ошибок, всегда получала доход, выходя «сухой" из рисковых операций.

«Franklin Templeton считают «гуру» финансового мира. Эти ребята никогда не ошибаются. Вообще никогда. Если они решили продать наш портфель, то понять их мотивы очень важно, - подчеркнул исполнительный директор Фонда Блейзера в Украине Олег Устенко.

Одной из причин, предположил финансист, могло быть желание «вынуть» деньги из Украины. Теоретически, компания рисковала потерять 20% вложенных средств во время реструктуризации 2015 года. Реальность этих потерь оценить сложно, так как активная скупка украинских бумаг велась в 2013-2014 г на фоне нарастающего политического кризиса и панического выхода из украинских долговых обязательств других инвесторов.

По какой цене Franklin Templeton скупал наши обязательства на рынке знают единицы: те, кто продавал и сами покупатели.

«Если они получили больше 10% дохода, может, и не было прокола и убытка по нашим бумагам. Ведь Templeton приобретал обязательства не на первичном, а вторичном рынке. Возможно, там был такой дисконт, что в конечном результате все оказалось замечательно. Если же потери были, то их вывод из украинских бумаг можно расценивать, как стремление «отбелиться» из-за потерь перед своими инвесторами», - отметил Олег Устенко.

Процесс выхода из Украины запустили в 2016 году на фоне предвыборной неопределенности в США, тяжелых переговоров с МВФ, коррупционных и политических «баталий» в Украине.

Как констатировал директор инвестиционной компании Алексей Кущ, поведение инвесторов, работающих с украинскими еврооблигациями, на 90% формируется инсайдерскими данными и потребностью в выведении/легализации денег через еврооблигации (последнее - в части украинских игроков).

«Крупный уход может быть только в результате точечной инсайдерской информации», - заверил Алексей Кущ.