Кудрин с Орешкиным недосчитались россиян

Кудрин с Орешкиным недосчитались россиян

За пять лет количество трудоспособных граждан сократится на 3 миллиона

В экономическую повестку Владимира Путина входит новая тема – дефицит трудовых ресурсов. Точнее, сама тема не нова, но именно сейчас вокруг нее разворачивается идеологическая борьба авторов очередной стратегии для президента. Пока перевес на стороне апологетов повышения пенсионного возраста, озабоченных будущей нехваткой рабочих рук. Но проблема дефицита рабочей силы может возникнуть, только если не увеличивать производительность труда, не модернизировать производство и не повышать эффективность экономики.

По новому прогнозу Минэкономразвития (МЭР), за пять лет – с 2016-го по 2020-й – численность трудоспособного населения Российской Федерации (мужчин в возрасте 16–59 лет, женщин в возрасте 16–54 лет) сократится примерно на 3 млн человек.

«В среднесрочной перспективе численность рабочей силы снизится с 72,7 млн в 2016-м до 71,7 млн человек в 2020 году. Численность населения в трудоспособном возрасте – с 83,7 млн до 80,6 млн человек», – такие данные, как передает ТАСС, содержатся в макропрогнозе Минэкономразвития, подготовленном к поправкам в бюджет-2017.

Также ведомство Максима Орешкина ожидает, что демографическая нагрузка «увеличится с 752 нетрудоспособных на 1 тыс. лиц трудоспособного возраста в 2016-м до 834 – в 2020 году».

МЭР не первый раз предупреждает о негативной демографической тенденции. Макроэкономические прогнозы, которые в ведомстве успели подготовить еще под руководством Алексея Улюкаева, содержали похожие оценки. В ноябре 2016 года МЭР сообщал, что за период 2015–2019 годов численность граждан трудоспособного возраста сократится с 84,8 млн до 81,2 млн человек.

Однако именно сейчас эта тема становится чуть ли не ключевой для стратегии страны. Глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин до конца мая представит президенту свой вариант спасения экономики. При этом команда Кудрина не раз предупреждала о скором дефиците трудовых ресурсов. В апреле специалисты Экономической экспертной группы и Научно-исследовательского финансового института, среди которых был Евсей Гурвич, объявили: «К 2030 году дефицит работников на рынке труда составит 2,1–3,8 млн человек. С точки зрения рынка труда повышение пенсионного возраста является не только желательным, но и необходимым условием его стабильного развития в ближайшие годы» (см. «НГ» от 10.02.17, 12.04.17).

Есть альтернативный взгляд на ситуацию с трудовыми ресурсами. Специалисты Института экономики роста им. Столыпина, наоборот, сообщают об избыточной занятости: в бюджетном секторе, правоохранительных структурах и частных структурах обеспечения безопасности, бухгалтерии. По их оценкам, резерв составляет не менее 10 млн человек. Именно за счет него можно решить проблему якобы «дефицита» трудовых ресурсов.

Конечно, возникает вопрос, насколько реалистичны надежды переобучить и переквалифицировать миллионы бухгалтеров, охранников, секретарей, мелких чиновников и т.п.

Но сама постановка вопроса о переизбытке трудовых ресурсов имеет такое же право на существование, как и о дефиците. Ведь перед страной стоит задача модернизации производства, внедрения новых технологий, повышения эффективности. И если идти по этому пути, то это значит, что рынок труда ждут серьезные изменения: одни рабочие места исчезнут, вместо них должны появиться новые, высокопроизводительные и более эффективные – не исключено, что не все уволенные смогут соответствовать новым требованиям.

Такая позиция, судя по всему, находит меньше понимания в правительстве. Кудрин получил серьезный довод в свою пользу – расчеты МЭР. Еще больше авторитета этой позиции придает тот факт, что и само Минэкономразвития ранее получило от руководства кабмина неформальный статус штаба экономических реформ.

Из чего можно сделать вывод: видимо, правительство не планирует заниматься повышением эффективности производства, раз оно нацелено на еще большее разрастание, скажем так, неэффективной занятости или еще хуже – безработицы среди граждан предпенсионного и пенсионного возрастов, а также среди молодежи, с которой старшее поколение будет конкурировать за рабочие места (см. «НГ» от 11.05.17).

Демографические «страшилки» помогают оправдать непопулярные экономические решения. Население в России стареет, сокращается численность работающих, поэтому всем нужно затянуть пояса, а старшему поколению нужно отсрочить выплату пенсий – примерно такую логику можно найти в разработках команды Кудрина. К этому же склоняется и Минфин, который стоит на страже бюджетных расходов и, видимо, Минэкономразвития, нацеленное на «повышение вовлеченности недововлеченных категорий населения на рынок труда».

Демографические прогнозы становятся политически важными для продвижения непопулярных экономических стратегий. И, похоже, профильные ведомства уже даже занялись зачисткой тех прогнозов, которые могут поставить под сомнение обсуждаемые реформы.

Так, любопытные изменения произошли после передачи Росстата под контроль Максима Орешкина. Если раньше на официальном сайте Росстата было представлено три варианта демографических прогнозов (низкий, средний и высокий), то теперь публикуется только один вариант, названный средним. Другие два увидеть невозможно. Тем не менее от спрятанных прогнозов на сайте остались «следы». Один из документов до сих пор называется «Изменение численности населения по вариантам прогноза». Но никаких других вариантов, кроме среднего, сейчас там нет. С чем связаны такие преобразования – остается только догадываться.

Все это напоминает историю с часами патриарха, когда на фотографии стерли в фотошопе часы с его руки, но их отражение осталось на поверхности стола.

Причем этот единственный прогноз Росстата несколько отличается от новых оценок МЭР. В нем указано, что численность граждан трудоспособного возраста составит в 2020-м 80,9 млн человек. Возможно, разница связана с тем, что, по прогнозу МЭР, миграционный приток в РФ ежегодно будет составлять как раз около 300 тыс. человек.

При этом 100-процентной гарантии, что ситуация будет развиваться так, как предсказывает команда Кудрина или Орешкина, нет. У России уже есть опыт неоправдавшихся устрашающих прогнозов, исходя из которых, проводились реформы с неоднозначными последствиями. Пример – реформа РАО ЕЭС.

Опрошенные «НГ» эксперты считают проблему надвигающегося дефицита кадров преувеличенной. Официальная безработица в РФ хоть и снижается, но все же это происходит медленно. С учетом сложившихся темпов численность безработных в России снизится с 4,2 млн человек (в среднем за месяц), которые были в 2016 году, до 3,7 млн человек к 2020-му, ожидает профессор кафедры труда и социальной политики Академии народного хозяйства и госслужбы Александр Щербаков.

«Безработица и есть классический и первоочередной резерв рабочей силы, – обращает внимание собеседник издания. – Думается, что для рынка труда России при должном его регулировании дефицит работников не является значимой угрозой к 2020 году».

«Выход на пенсию не означает автоматического прекращения трудовой деятельности. Иными словами, повышение пенсионного возраста не выдаст на-гора новые рабочие руки, – продолжает вице-президент «Деловой России» Татьяна Минеева. – Те же самые люди будут работать, только без дополнительного дохода в виде пенсии». Так что решать проблему дефицита кадров лучше за счет повышения трудовой мобильности населения, считает эксперт.

При этом Минеева обращает внимание: дефицит кадров в России действительно есть, но это дефицит именно квалифицированных кадров. «Речь идет прежде всего о рынке так называемых «синих воротничков» – высококвалифицированых рабочих. Причин тому несколько, от «демографической ямы» 90-х до потери престижа профессии», – поясняет эксперт.

Разговоры о дефиците работников – очередная попытка оправдать повышение пенсионного возраста, считает аналитик компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский. Он напоминает: доходы населения сокращаются, в течение последних двух лет в результате нескольких волн сокращения на рынок труда выброшены миллионы квалифицированных кадров, экономика не создает прочного фундамента для восстановления потребления и притока инвестиций.

В таких условиях повышать пенсионный возраст даже опасно. Потому что дополнительный приток вынужденных искать работу граждан приведет к снижению общего уровня предлагаемой работодателями зарплаты, к росту безработицы. И, как поясняет Звенигородский, ожидать в таких условиях восстановления потребления и экономического роста не приходится.