Кungurov: Белоруссия: сожрет ее Путин или сломает зубы

Кungurov: Белоруссия: сожрет ее Путин или сломает зубы


Сегодняшняя тема – судьбы государств Северной Евразии (Украина, Грузия, Казахстан, Турция, Болгария и т. д.). Начнем с одной в доску братанской страны. После 15 января, когда стартовала спецоперация «Трансферт», как деликатно именуется процесс узурпации власти дряхлеющим кремлевским карликом, тема интеграции с РФ с Минском в новостной повестке ушла на третий план. Между тем сила интеграциолнных объятий Кремля не ослабевает, а наоборот наращивается. Путин маниакально пытается войти в Белоруссию (в эротическом контексте), желая заставить Белоруссию войти в РФ (в политическом смысле). Каковы шансы на успех этого предприятия

Для понимания ситуации прежде всего следует разобраться с российским внутриполитическим контекстом. Если кто-то и подумал (а так почти все подумали, заслушав послание Путина 15 января), что трансферт власти пройдет в формате смены таблички на кремлевском кабинете главкрысы, то уже через пять дней, когда достоянием общественности стал законопроект о конституционной реформе, выяснилось, что все не так однозначно. Рулевой клептократии, оставляя за собой максимум формальных полномочий, лишь расширяет поле для маневра. Основными видятся три варианта развития событий:

1. Пятый (на деле – шестой) президентский срок, поскольку изменение 81-й статьи Конституции формально обнуляет все предыдущие путинские сроки у штурвала.

2. Маневр полномочий в сторону Госсовета и Совбеза, которые возглавит сам карлик. Возникает вопрос: зачем было нужно наделять парламент некими весьма непонятными полномочиями по утверждению главы правительства вместо текущего права давать согласие Полагаю, плешивый возглавит еще и партию власти, которая имеет шанс получить порядка 70% мест в ГосДуре, то есть в идеале – конституционное большинство.

То, что она при самом худшем раскладе получит более 50% мандатов, сомнению вообще не подлежит, что бы там не кукарекали столичные либеральные политолухи относительно того, что Россия устала от Путина и едросов. Они просто не знают Россию, которая распласталась за МКАДом. Та Россия, посконно-кондовая, ватно-сермяжная, бодро голосовала даже за «Единую Россию» Медведева, а уж если во главе медвежьей своры встанет сам Солнцеликий – тут с электоратом случится самый настоящий экстаз.

В результате Путин, формально занимающий посты, на которые не надо избираться, сменит амплуа публичного политика на роль полузакулисного кукловода. Он станет контролировать напрямую парламент и опосредованно правительство, как возглавитель правящей партии; силовой блок, как председатель Совета безопасности; губернаторский корпус и внешнюю политику, как глава Государственного совета (этот орган предполагается наделить некими функциями определения внешнеполитической стратегии). Останется только посадить на пост президента преданную собачонку (скажем, Собянин подойдет просто идеально, как фигура абсолютно лояльная и управляемая) и новую конструкцию власти можно считать сформированной. Останется только придумать Вовке какой-нибудь солидный титул вроде елбасы или рахбара.

3. Рейдерский захват Белоруссии. Этот процесс пропаганда именует исключительно углублением интеграции. Пусть так. Но надо отдавать себе отчет, что осуществить ее Кремль предполагает примерно так же, как Германия «интегрировала» Чехословакию в 1938-1939 гг. Поглощение Белоруссии позволяет юридически учредить новое государство, в котором ботоксный фюрер начнет свою карьеру с чистого листа, причем, скорее всего, в качестве некоего сверхлидера типа аятоллы, который фактически никому неподконтролен, не несет ни за что ответственности, при этом может напрямую вмешиваться в деятельность любой из ветвей власти на правах высшей и неоспоримой инстанции. Возможно, эта модель управления будет введена временно, только на переходный период, но на Руси, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

Можно высказать предположение, что последний, «белорусский» вариант трансферта власти является предпочтительным для Кремля, поскольку сулит большой пропагандистский бонус. Путин предстает в ореоле триумфатора, собирателя земель русских, что позволит поднять волну патриотической истерии и на этом фоне безболезненно реализовать любые политические реформы – да хоть монархию учредить.

Здравый смысл мне подсказывает, что это невозможно. Но в 2014 г. мне тот же самый здравый смысл подсказывал, что кремлевский фюрер не такой идиот, чтоб захватывать Крым и воевать с Украиной. Но тот оказался именно таким идиотом, и в окружении слетевшего с катушек диктатора не нашлось ни одного придворного, способного обратить внимание правителя на стратегическую неразумность такого шага. Стратегия – это для туповатых питерских гопников, обсевших вертикаль власти, что-то сродни китайской грамоты.

Как конкретно будет проведена спецоперация «Трансферт» Этого не знают даже в Кремле. Поэтому пока работают по всем трем направлениям (кто знает, может их даже четыре или пять). Наиболее простой способ – переизбрание на новый срок после внесения поправок в Конституцию – самый рискованный. Кто его знает, какая ситуация сложится в 2024 г. И каково будет состояние самого мистера Ботокса Он и сегодня далеко не в лучшей форме, прежде всего, умственной. От рака, опять же, никто не застрахован.

В этом смысле белорусский концепт предпочтительнее. Путин выводится на совершенно недосягаемый заоблачный олимп. Ну и пускай там в недосягаемых высях сидит овощем и щеки надувает. Даже если он впадет в маразм, как Брежнев, в запой, как Ельцин или в кому, как алжирский диктатор Бутефлика, система управления сможет функционировать и без фюрера, а лишь от его имени, если власть обладает легитимностью. А дополнительную легитимность ей придаст успех в деле восстановления русской ирреденты. На фоне белорусского аншлюса можно будет даже спокойно слить ЛуганДонию в родную украинскую гавань. После поражения Кремля в газовой войне за европейский рынок на украинском фронте утилитарная надобность в донбасском анклаве отпала. Пропагандистский ресурс его полностью выбран при том, что издержки на содержание этой черной дыры остаются неизменными, а внешнеполитические минусы – репутационные, экономические (санкции) и т. д. – только нарастают.

Поэтому Кремль не оставляет попыток склонить к сожительству слишком разборчивую минскую невесту. Первая попытка взять нахрапом потерпела фиаско. Чары альфа-самца, в коих сам вождь нисколько не сомневается, безотказно действуют исключительно на внутреннюю телеаудиторию. Беларусь решительно отказалась прыгать в койку к «старшему партнеру» полюбовно. Сейчас мы наблюдаем, как ее вынуждают вступить в брак по расчету экономическим шантажом.

Давайте рассмотрим только один аспект этого принуждения – нефтяной. Вообще так сложилось, что политически независимая Белоруссия экономической самостоятельностью не обладает, являясь своего рода наростом на теле российской экономики. В среде ватников левацко-совкового толка считается хорошим тоном всячески восхищаться Бацькой, который не допустил вакханалии приватизации в 90-е, сохранив контроль государства над основными экономическими активами. В результате этой своеобразной консервации совка Беларусь, дескать, сохранила промышленный потенциал, сама себя кормит, и за неимением алмазов и нефти экспортирует продукцию высокого передела. Поэтому там и система качественного образования сохранилась, и высокие технологии развиваются.

На самом деле такое идиллическое представление почти ничего общего с реальностью не имеет. Белорусская индустрия в целом весьма отсталая и существует исключительно благодаря доступу на рынок ЕАЭС. Минск является основным экономическим бенефициаром этого интеграционного проекта (51% его экспорта реализуется внутри сообщества), потому что продает остальным участникам содружества он гораздо больше, чем покупает у партнеров. Внутренний белорусский рынок ничтожен, а в Европе товары с лейблом «Зроблена ў Беларусі» особых шансов на успех не имеют. Неудивительно, что сальдо внешней торговли Белоруссии никогда не было положительным и последние 10 лет разрыв составлял в среднем около $5 млрд. Это катастрофически много для такой маленькой страны

То есть, положа руку на сердце, белорусская экономика в нынешнем виде нежизнеспособна. Многомиллиардную дыру во внешней торговле надо чем-то закрывать. Один из способов – наращивание внешнего долга. Сегодня каждый белорус от младенца до дряхлого старика включительно должен внешним кредиторам свыше 4000 баксов, причем за последние четверть века задолженность непрерывно росла и увеличилась за это время четырехкратно несмотря на все списания и реструктуризации. Объем внешнего долга в $39 млрд составляет примерно 80% ВВП. Для сравнения – внешний долг на душу в РФ – приблизительно $3000, совокупный его объем достигает 36% ВВП.

Другая важная статья доходов Белоруссии – экспорт трудовых ресурсов. Это как раз характерно для отсталой экономики. Сколько белорусов батрачит за границей, точно сказать невозможно, как и то, сколько грошей они пересылают на родину. Но вытянуть страну из экономической пропасти за счет «отхожего промысла» точно не получится.

Единственная ниточке, на которой держится хлипкая белорусская стабильность – нефтяная. Собственная добыча черной жижи в стране небольшая – порядка 1,7 млн. т по плану на 2020 г. (около 800 добычных скважин), что не покрывает даже 10% внутреннего потребления в чуть более 18 млн. т. Однако стране в наследство от Советского Союза досталась мощная нефтеперерабатывающая промышленность, которая является главным бюджетным донором страны. Только одно предприятие – «Белнефтехим» обеспечивает не менее 30% всего промышленного белорусского производства. То есть нефтезависимость у РБ ничуть не меньше, чем у РФ. Хотя структурно она гораздо больше и опаснее, поскольку нефтегазовый комплекс Белоруссии более чем на 90% зависит от экспортных поставок черного золота из России.

Несмотря на то, что по формальным признакам белорусскую экономику нельзя назвать рентной, она именно таковой и является, что в свою очередь определяет психологию правящего класса. Просто для белорусской элиты рентой является «дружба» с Россией, которую она продает. А взамен получает энергоресурсы по внутренним российским ценам (без 30-процентной экспортной пошлины). Это не только позволяет субсидировать внутреннюю экономику, но и дает нехилую маржу от реэкспорта. Белоруссия при внутреннем потреблении 18 млн. т. нефти получала из РФ ежегодно порядка 24 млн. т. То есть с учетом собственной добычи страна перерабатывала в нефтепродукты избыточные 7 млн. т. беспошлинно полученных по трубе и продавала в основном в ЕС. Российский Минфин утверждает, что из-за льгот, предоставленных Минску, бюджет теряет около $3 млрд. ежегодно. Вот это и есть та самая рента, которая позволяет и белорусский бюджет наполнять, и элитке сладко жить. Белорусская сторона оценивает полученные преференции более скромно, в $2 млрд., но вполне возможно, что миллиардик изначально был заложен на усушку-утряску в нужные карманы. Олигархов в стране нет, но рулевые, сами понимаете, живут не на зарплату госслужащих.

Разумеется, Кремль постоянно укорачивает поводок, нефтяные войны между Московй и Минском непрерывно идут с 2006 г. Как пишут «Ведомости», «…новая форма субсидирования, придуманна в 2017 года после очередного нефтегазового спора двух стран. Фактически Минск закупает у России из плановых 24 млн тонн только 18 млн, остальные шесть «перетамаживаются». Эти 6 млн тонн российской нефти идут транзитом через Белоруссию по трубопроводу «Дружба», не меняя права собственности. Российские компании продают ее на экспорт и платят экспортные пошлины в российский бюджет. Но, согласно договоренностям, Россия возвращает эти деньги из российского в белорусский бюджет».

В 2019-2024 г. в РФ совершается налоговый маневр, согласно которому экспортная пошлина поэтапно обнуляется и на ту же сумму возрастает налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В результате белорусы теряют все нефтяные льготы. Сделано это, конечно, не для того, чтобы насолить Бацьке, он тут пострадал косвенно. Основная цель налогового новшества заключается в том, чтобы увеличить финансовые «удои» с россианского населения. Ведь ранее внутренние цены на углеводороды были ниже мировых, то есть внутреннее потребление энергоресурсов субсидировалось за счет экспорта. Чувствуете, чем это пахнет – тем, что правильные пацаны теряли значительную часть ренты! После завершения маневра российские НПЗ станут закупать сырье по ценам, соответствующим мировым. Соответственно, розничная цена нефтепродуктов существенно вырастет. При этом благодаря обнулению экспортной пошлины вырастет и маржинальность вывоза сырой нефти. Учитывая, что существенная часть выручки экспортеров остается за рубежом, русский Ванька теперь будет косвенно еще более активно субсидировать мировую экономику. Гут гемахт рус-иван, гут гемахт!

Соответственно, в том же положении оказались белорусы. А белорусский правящий класс, кормящейся нефтяной ренты, поставлен перед угрозой полного отлучения от нефтегазовой сиськи. Дело осложняется тем, что российская сторона, начала блокировать отпуск сырья на белорусские НПЗ, мотивируя это тем, что договор о цене не подписан и есть все правовые основания для прекращения поставок. Не буду давать обзор всех перипетий очередных нефтяных разборок между заклятыми партнерами. Остановлюсь лишь на одном аспекте.

В украинской блогосфере давеча произошел взрыв бурной радости по поводу поставок в Белоруссию 80 тыс. т норвежской нефти марки Johan Sverdrup, очень близкой по сорту российской Urals, на которую заточен техпроцесс белорусских НПЗ. Восторг украинских «аналитиков» можно понять, однако это не более чем пропагандистский наброс, оснований утверждать, будто Белоруссия сорвалась с нефтяного крючка Путина нет ни малейших, хотя мощность норвежского месторождения Юхан Свердруп, запущенного в конце прошлого года, номинально способна перекрыть поставки из РФ. Микроскопическую партию норвежской нефти пришлось везти через Латвию по железной дороге. Много ли навозишь лоханями Да и цена сырья серьезно отягчается транспортными издержками. Гипотетически можно осуществить поставки по нефтепроводу Одесса-Броды, но тягать танкерами нефть в обход всей Европы, а потом еще качать сырье тысячи километров по трубе с экономической точки зрения, мягко говоря, сомнительно.

Сегодня 100% нефти сегодня Беларусь получает из России, и альтернативы нефтепроводу «Дружба» нет. Подобные взбрыки у Лукашенко всякий раз случаются в моменты обострения отношений с Москвой – он уже и через Литву нефть качал, символически закупленную у Ирана, Норвегии и даже Венесуэлы. Это чистой воды демонстрация, за которой всегда следовали ожидаемые уступки со стороны Кремля. Последуют ли ли они на этот раз Поглядим…

Есть еще один механизм решения экономических проблем – сброс их тяжести на население. То есть дыра в экономике закрывается путем сокращения благосостояния народа. Стратегически это еще более углубляет кризис, но тактически позволяет удержать стабильность здесь и сейчас. Чаще всего в роли инструмента реализации подобной задачи выступает инфляция. Так в 2009 г. одномоментно была девальвирована национальная валюта, но это помогло не сильно и в 2011 г. разразился настоящий экономический кризис – доллар подорожал почти на 200%, официальный уровень падения покупательной способности белорусского рубля составил 108%. В реальности же гораздо больше, если иметь в виду поправку на социальную инфляцию. Так продукты, например, подорожали на 125% по данным государственной статистики.

В 2012-2013 г. удалось стабилизировать финансы, однако вскоре по Минску рикошетом ударили «крымнашные» санкции против РФ. Сократился платежеспособный спрос в России, и в 2015 г. белорусское промпроизводство потеряло 7 %. За 2015-2016 гг. число убыточных организаций в стране выросло на 24,8 % до 1,7 тысячи. Их удельный вес приблизился к четверти(!) все экономических субъектов. Не сильно помог даже реэкспорт санкционки в Россию. Зависимость в чем-либо от РФ всегда выходила боком любым ее «партнерам». Но даже если белорусское руководство это понимает, сделать уже ничего нельзя. Маленькая страна по самый кадык увязла в болоте «братской любви» с Москвой.

В 202