"Новичок" и другие яды. Советское оружие продолжает убивать


3a38c0d6


Власти Германии со ссылкой на военную химическую лабораторию заявили, что Алексей Навальный был отравлен ядом, относящимся к классу "Новичок". Веществами этого семейства достоверно были отравлены несколько человек – в частности, банкир Иван Кивелиди, бывший офицер ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия. До покушения на Скрипалей о "Новичках" мало кто знал, хотя информация о секретной советской программе создания новейшего химического оружия просачивалась в российскую и западную прессу, а химик Вил Мирзаянов, имевший отношение к разработке "Новичков", опубликовал о них в США книгу. Сегодня о "Новичках" собрано больше информации, их "фотографии" есть у Организации по запрещению химического оружия и военных лабораторий в разных странах. Кое-что известно и об истории и причинах создания отравляющих веществ нового поколения, принципе их действия, способе обнаружения и долгосрочных последствиях отравления.

О том, для чего СССР понадобились "Новички", чем отличаются представители этого класса друг от друга, насколько точно смогла определить яд немецкая лаборатория и как именно мог быть отравлен Алексей Навальный, Радио Свобода поговорило с Дэниэлем Казитой, экспертом в области оружия массового поражения, специализирующимся на нервно-паралитических отравляющих веществах, автором вышедшей в этом году книги "Токсичные: история нервно-паралитических ядов от фашистской Германии до путинской России".

– Как работают ингибиторы холинэстеразы – вещества, к которым относятся и яды семейства "Новичок"
Химическая военная программа СССР по-прежнему остается в основном секретной
– К этому классу относится довольно много веществ. Кстати, ингибиторы холинэстеразы и нервно-паралитические отравляющие вещества – это примерно один класс соединений. И это не только химическое оружие, но и лекарства, и некоторые вещества естественного происхождения, и многие пестициды. Большинство таких веществ относятся либо к органофосфатам, либо к карбамидам. В человеческом организме эти вещества присоединяются к ферменту, который называется ацетилхолинэстераза. Нервная система работает почти как электрическая схема, только в ней сигналы передаются не только электричеством, но и химическими веществами. Нейроны, грубо говоря, это электрические провода, но чтобы передать сигнал от нейрона к нейрону – это происходит в так называемой синаптической щели, – используются специальные вещества. Одно из них – ацетилхолин. Количество ацетилхолинов в ходе нервной деятельности растет, для того чтобы не возникал переизбыток, как раз и нужна ацетилхолинэстераза, которая разрушает лишние ацетилхолины. Нервно-паралитические вещества присоединяются к ней, не дают работать, в организме накапливается слишком много ацетилхолинов, это кардинально нарушает работу нервной системы – технически это называется холинергический криз. Разные ингибиторы холинэстеразы работают по-разному: скажем, у органофосфатов и карбамидов разный способ связываться с холинэстеразой.

– И в зависимости от отравляющего вещества это присоединение к холинэстеразе может быть более и менее, грубо говоря, крепким

– Да, действительно. Например, карбамиды как боевые отравляющие вещества работают плохо, зато к этому классу относятся некоторые лекарства и многие пестициды. Связь, которую они образуют с холинэстеразой, не очень устойчивая, ее достаточно легко разрушить, и для этого есть целый ряд лекарственных препаратов, так называемые оксимы. Вот они легко "отделяют" карбамиды от холинэстеразы. Кстати, холинэстераза и сама очищается от карбамидов достаточно быстро, и это используется в медицине. Есть такой препарат – пиридостигмин, он ингибирует фермент всего на 4–6 часов, а потом сам выводится. А вот с органофосфатами – а именно к ним относятся боевые отравляющие нервно-паралитические вещества и особенно мощные пестициды – совсем другая история. Их связь с холинэстеразой через какое-то время становится необратимой. Через какое – это зависит от конкретного вещества, от того, какая именно химическая группа присоединяется к ферменту: металлическая, этиловая, спиртовая. И для некоторых веществ есть только очень небольшое окно, очень небольшой промежуток времени после отравления, когда оксимы, лекарства, "очищающие" холинэстеразу, могут сработать. У зарина это окно большое – оксимы помогут, даже если дать их не сразу. А вот у зомана этот промежуток – всего несколько минут.

– Можно ли сказать, что разработка новых нервно-паралитических БОВ как раз и была направлена на поиск веществ, которые образуют самую устойчивую связь с холинэстеразой
– Нет, это не совсем так. Вообще эффект вот такого присоединения яда к холинэстеразе, которое спустя какое-то время становится необратимым, был открыт намного позже, чем начали разрабатывать нервно-паралитические боевые яды. Исторически первые БОВ в этом ряду – табун, зарин, зоман – были открыты в 1930-е, задолго до того, как стал понятен принцип их действия, а уж тем более задолго до того, как выяснилось, что оксимы можно использовать для лечения отравлений. Электрохимию нервной системы в 1930-е почти не знали, так что понятен был только общий эффект воздействия на организм, а не его причины. В 1930–1940-е годы при разработке новых БОВ руководствовались скорее общей токсичностью, устойчивостью или, наоборот, неустойчивостью – в зависимости от предполагаемого способа применения – отравляющих веществ в окружающей среде; тем, насколько они огнеопасны и взрывоопасны, что, конечно, для БОВ плохо, сроком хранения – вот эти факторы были куда важнее для военных химиков. Собственно, эти особенности и изучены были намного лучше, чем нейрофизиология действия ядов.

– Чем "Новичок" как боевое отравляющее вещество более совершенен, чем те же зарин и зоман
Все вещества плохо вели себя в холодную погоду, а один из "Новичков" мог эффективно использоваться в мороз
– Имейте в виду, что у нас не так много источников информации о "Новичках". Я очень хорошо изучил историю БОВ в Германии, Франции, Британии, США – здесь все хорошо задокументировано, многие архивы доступны. Про химическую военную программу СССР известно намного меньше, она по-прежнему остается в основном секретной, всё, что мы о ней знаем, – знаем со слов 4–5 человек, и некоторые из них, честно говоря, довольно странные люди. Известно вот что. В истории нервно-паралитических БОВ было несколько поколений. Первое поколение было создано в Германии – табун, зарин, зоман, еще кое-какие близкие яды – циклозарин, этилзарин. У всех этих веществ есть и плюсы, и минусы как с точки зрения военного применения, так и с точки зрения производства. Второе поколение – так называемая V-серия. Сюда относится вещество VX и его советский аналог. В СССР (а скорее всего, и в Китае) пытались повторить VX, получилось нечто похожее, но с немного другой химической структурой. Но и второе поколение было далеко от идеала. И если я правильно понимаю, в 1970-е в СССР решили двигаться дальше и постараться сделать что-то еще лучше. Например, зоман – очень эффективное БОВ. Но он страшно дорог в производстве, для его синтеза необходим пинаколиловый спирт, очень экзотическое вещество. В США решили не производить зоман исключительно потому, что пинаколиловый спирт стоит очень дорого. Это кстати не остановило СССР, где просто построили специальную фабрику. А в Советском Союзе в свою очередь всегда были проблемы с контролем качества, вот советская версия VX получилась с очень низким сроком хранения. Это одна сторона проблем с БОВ первых поколений, так сказать, производственно-экономическая. Другая сторона – вопросы военного применения. Все вещества первых двух поколений плохо вели себя в холодную погоду. Советский Союз в то время, вероятно, рассматривал сценарий войны с Китаем – граница пролегает в основном в Сибири, возможны очень сильные морозы. И как раз один из "Новичков", А-230, мог эффективно использоваться в мороз – химики нашли специальную добавку, которая не портит его токсические свойства, но делает устойчивым к заморозке.

– Правда ли, что один из "Новичков" был еще и первым советским бинарным БОВ, то есть мог получаться при смешивании двух малотоксичных компонент, что, разумеется, очень удобно для хранения и транспортировки

У А-234, который был применен в Солсбери при отравлении Скрипалей, очень медленно происходит гидролиз
– В строгом смысле это не совсем так. Можно сделать бинарный вариант зарина, зомана, VX. Но во всех этих случаях при смешивании двух компонент происходит бурная и опасная химическая реакция. Например, при смешивании бинарных компонент зарина или зомана получается кислотный остаток, из которого в свою очередь получается опасный фтороводород. К тому же это экзотермическая реакция, которая происходит с большим выделением тепла. Если у вас такие компоненты смешиваются, скажем, в боеголовке ракеты или артиллерийском снаряде, эта ракета или снаряд просто расплавится или взорвется – горячий фтороводород буквально разъедает металл. А бинарный VX получается при смешивании вещества QL и серы. В США разрабатывали химическую бинарную бомбу под названием Bigeye, при испытаниях эта штука извергала раскаленные струи вещества QL и серы, нагретой до 500 градусов, все вокруг вспыхивало, словом, полный кошмар. Конечно, все мечтали найти такой вариант бинарного вещества, чтобы реакция шла без всех этих проблем. Удалось ли это с "Новичком"... "Новички" разрабатывали в рамках программы "Фолиант", во всяком случае, если верить Вилу Мирзаянову. Я, наверное, единственный человек на свете, прочитавший его книгу три раза. Сложное чтение, мне кажется, тексту немного не хватило редактора. Так или иначе, Мирзаянов пишет, что бинарный "Новичок" не особенно хорошо получился, не знаю, так ли это, но разработка бинарного БОВ точно была одним из направлений работы по программе "Фолиант". Еще одно направление было связано вот с чем. В конце 1979-х – начале 1980-х начались серьезные международные переговоры по химическому оружию, началась подготовка конвенции о его запрещении. Было понятно, что со временем запрет будет принят, будет введен режим международных инспекций, появится список запрещенных веществ. СССР исходил из того, что программа химического оружия может быть продолжена и после принятия конвенции, а значит, для нее должны использоваться химические компоненты, прекурсоры, которые не попадут под запрет. Один из "Новичков", А-232, предположительно, разрабатывался как раз с этим прицелом. Еще один вариант – А-234, тот самый, который был применен в Солсбери при отравлении Скрипалей, создавался с другим прицелом: у него очень высокое время эффективной контаминации объектов и местности, при этом у него очень медленно происходит гидролиз (разложение при участии воды. – РС). Ведь на самом деле основа деконтаминации – именно вода, не только, конечно, но в основном. Если VX сохраняет эффективность на поверхностях около недели, то А-234, предположительно, больше месяца, и провести деконтаминацию намного сложнее. Это было очень важно в рамках советской военной доктрины, она предполагала именно длительное заражение объектов и местности. У США были тысячи танков и другой техники, огромные склады снаряжения в Европе, оставалось только доставить солдат, и идея была с помощью ракет или авиабомб заразить все это оборудование и морские порты так, чтобы ими нельзя было воспользоваться долгое время. С VX это были бы недели, с A-234 – месяцы, при удачной погоде. Еще одно направление работ по программе "Фолиант" – сделать БОВ, которое бы не определяли стандартные натовские детекторы. В 70–80-е у НАТО уже были полевые детекторы, которые могли обнаруживать зарин, зоман, VX, словом, все вещества первых двух поколений. Нужно было придумать новый, отличный от существующих класс соединений, который эти приборы бы не могли определить. Сейчас, конечно, это бы не имело смысла – детектор стандартный, подключается к лаптопу, для нового класса веществ нужно просто обновить программное обеспечение. Но тогда, в 70–80-е, это было существенно. Вот основные причины, по которым СССР понадобилась программа "Фолиант" и направления, в которых разрабатывались "Новички".

– А с точки зрения токсичности можно ли сказать, что "Новички" стали самыми опасными боевыми ядами
– Не думаю, что у нас есть достаточно статистических данных для такого сравнения, я бы сказал, что "Новички", грубо говоря, в этом смысле находятся в одной категории с VX. Все это – высокотоксичные вещества, на практике различия в их токсичности не так существенны. Исходя из отдельных примеров применения, можно предположить, что "Новички" незначительно токсичнее, чем яды первых двух поколений, не настолько, чтобы считать их прорывной, революционной разработкой только по этому параметру.

– В конце концов, для убийства Ким Чен Нама, брата Ким Чен Ына, хватило и наброшенного на голову платка с несколькими каплями VX, нет особого смысла придумывать что-то еще более токсичное.

Существовал двойной агент, который передавал в СССР фальшивые данные об американской военной химической программе
– Да, вкладывать огромные ресурсы в то, чтобы сделать яд на 20–30 процентов более токсичный, чем VX, видимо, не имело бы смысла. Вот другие направления работ, о которых я сказал выше, куда важнее. СССР потратил уйму времени на то, чтобы повторить американский VX, – и в итоге получил неправильную, неудачную формулу, кстати, весьма вероятно, что ее специально "слили" советской разведке. Действительно существовал двойной агент, который передавал в Советский Союз фальшивые данные об американской военной химической программе. А вот "Фолиант" нужен был, чтобы догнать и перегнать противника.

– Давайте обратимся к отравлению Алексея Навального. Власти Германии со ссылкой на военную лабораторию заявили, что он был отравлен именно веществом класса "Новичок". Как вообще можно найти в анализах жертвы отравления четкое указание на тип нервно-паралитического отравляющего вещества

Метод фторидной реактивации использует фторсодержащие соединения для того, чтобы "распаковать" эти аддукты и воссоздать исходное отравляющее вещество
– Для этого используется очень сложный метод под названием "фторидная реактивация". Он работает для большинства нервно-паралитических агентов, для большинства нервно-паралитических БОВ. Я не во всех подробностях знаю этот процесс, но в общих чертах это устроено так. Что происходит, когда в организм проникает нервно-паралитический яд Большинство таких веществ быстро разлагаются в крови и моче, происходит гидролиз. Например, обнаружить зарин в крови уже через час почти невозможно. А-234 хуже гидролизуется, поэтому останется в крови дольше, но на несколько часов максимум. К тому же речь идет об очень маленьком количестве вещества, буквально о нанограммах. И все-таки остается лазейка. Яд разлагается в другие вещества, в основном в ортофосфорную кислоту и подобные соединения, но некоторые продукты разложения вступают в реакцию с белками и образуют так называемые протеиновые аддукты. Метод фторидной реактивации использует фторсодержащие соединения для того, чтобы "распаковать" эти аддукты и воссоздать исходное отравляющее вещество. Эту операцию можно производить только в лаборатории с высоким уровнем химической защиты, потому что фактически в процессе получается небольшое количество исходного яда – в данном случае "Новичка". Таких лабораторий, которым разрешено хранение даже небольшого количества БОВ, не так много, а тех, которые способны проводить фторидную реактивацию, еще меньше. Лаборатория Бундесвера – одна из них, есть еще лаборатория в Швеции, у нас в Британии в Портон-Дауне, всего несколько десятков.

– Можно ли этот анализ описать так: кусочек яда "прикрепился" к холинэстеразе, ее можно достать из биологического образца и "отскрести" от фермента отравляющее вещество

– Нет, потому что ацетилхолинэстераза в основном аккумулируется в районе нервных окончаний, это не тот фермент, который в большом количестве находится в крови. Возможно, если взять у умершего от отравления человека образец нервных тканей, так тоже можно было бы обнаружить исходный яд, но фторидная реактивация работает с образцами крови.

– Этот метод достаточно точен
– Да, он чрезвычайно точен, потому что фактически воссоздает исходный яд.
– И чтобы понять