‘Пандемия бедности’: почему от коронавируса в Нью-Йорке умирают люди с низким доходом

‘Пандемия бедности’: почему от коронавируса в Нью-Йорке умирают люди с низким доходом


3a38c0d6


Экономическое неравенство в Нью-Йорке всегда остро ощущалось. В условиях эпидемии коронавируса этот факт лишь наглядно демонстрируется. Об этом говорится в колонке, опубликованной на сайте American Conservation.

Настоящая проблема

Сегодня почти все жители Нью-Йорка рассуждают лишь об одном: когда закончится карантин и можно будет вернуться к нормальной жизни. Однако эта самая «нормальность» никуда не уходила.

«Мы сменили экономическое неравенство, выраженное в бедности, на неравенство иного рода, когда признак пребывания в нижней части социальной пирамиды — смерть от вируса, — отмечает автор. — Настоящая проблема состоит не в том, когда мы вернемся к нормальности. Настоящая проблема заключается в том, что мы к этой нормальности вернемся непременно, нам от нее не убежать».

Все то, что привлекало людей со всего мира в Нью-Йорк, исчезло. Ведь мегаполис делали привлекательным его неуемная энергия и движение. Сегодня же это «просто огромное пустое пространство, где все недостатки проступают, как швы на плохо скроенной одежде».

«Закрытые магазины до сих пор украшены в честь Дня святого Патрика. Время остановилось в марте. Я — ньюйоркец по рождению, уехавший и вернувшийся семь лет назад. И вот — опять катастрофа, чрезвычайная ситуация, про которую можно сказать: мы стоим на краю, не прыгая вниз», — отметил автор.

Трагедии, которые пережил Нью-Йорк

Нью-Йорку довелось пережить множество трагедий: теракты 11 сентября, финансовый кризис 2008 года, суперураган Сэнди, а теперь еще и «этот холодный ужас».

«Сегодня город больше похож на серую послевоенную Восточную Германию, это даже не раскаленный от паники Берлин в последние дни войны», — подчеркнул автор.

Как известно, Нью-Йорк сильнее других штатов Америки пострадал от вируса. На район большого Нью-Йорка приходится около половины всех смертей в США. Конечно, есть и другие очаги заражения, но если в Нью-Йорке умерших тысячи, то в некоторых штатах их единицы, а в большинстве — сотни.

«Эстрадные звезды скоро снова будут устраивать для нас благотворительные концерты, как после 11 сентября 2001 года. И опять эти звезды будут, как выразился публицист «с какой-то прямо свирепой нежностью демонстрировать, как отчаянно Америка любит Нью-Йорк», — отмечает автор.

Однако что действительно вспоминается спустя время, так это искренняя доброта людей друг к другу.

«Когда этот город, словно старик, бормочет во сне, вспоминая лучшие годы, чаще всего он вспоминает ту доброту, которую люди проявляли друг к другу в том сентябре 2001-го года, с его голубым небом и теми маленькими любезностями, которые люди оказывали друг другу в городе — жертве террористической атаки, — считает автор. — Придержать дверь, разрешить человеку пройти вне очереди, краем губ улыбнуться совершенно незнакомому вам человеку. Шик был в том, что всего несколько дней назад, (когда люди выбегали из горящих небоскребов – Ред.), такая любезность с пропусканием другого вперед могла превратить вас в поджаренную дичь».

С вирусом все иначе. «Мы рычим друг на друга, став врагами — ведь каждый является потенциальным носителем заразы. Этот больше не тот город, где люди уступали вам личное пространство без того, чтобы бросить на вас уничтожающий взгляд. Выйдите на улицу без маски — и кто-то обязательно на вас рявкнет, — пишет автор. — Вот два парня-латиноса шипят что-то по-испански на азиатку. Длинные очереди в продовольственный магазин, в которых каждый наблюдает зорко, как северокорейский пограничник, не прошмыгнет ли кто-нибудь без очереди».

Отсутствие сплоченности

Общество уже не такое сплоченное, как это было прежде. «После 11 сентября никто и никогда не высмеивал Буша в воскресных программах и в вечерних новостях (Джордж Буш-младший был президентом в момент теракта 11 сентября, и его не критиковали на ТВ в рамках национального сплочения — Ред.), а оскорблять Трампа сегодня считается хорошим тоном. Если мы когда-то и были едины, то явно не сейчас», — подметил автор.

Все потому, что «сейчас мы не вместе», хотя губернатор Эндрю Куомо и утверждает обратное. «От этого вируса не защищен никто. И мне сейчас все равно, насколько умными, богатыми и влиятельными вы себя считаете», — сказал Куомо.

Проблемы бедных кварталов

Сегодня вирус сконцентрировался в самых бедных кварталах Куинса и Бронкса, где живут латиноамериканцы и чернокожие. Смертность от вируса среди испаноязычных — 22 человека на 100 тысяч; среди чернокожих 20 на 100 тысяч; а среди белых 10 на 100 тысяч.

«По белым даже эта цифра обманчива, потому что в отдельных еврейских анклавах Бруклина, где живут хасиды, есть опасные очаги заболевания, а в районах, где живут белые люди с большими доходами, умерших нет вообще. Люди победнее чаще умирают дома, чем в больнице, и рост числа смертей на дому без каких-либо проверок и анализов говорит о том, что смертность от вируса на самом деле выше. В целом в Нью-Йорке вирус для латиноамериканцев и чернокожих в два раза смертоноснее, чем для белых», — пишет автор.

Экономическое неравенство

Экономическое неравенство – еще одна проблема Нью-Йорка, опережающая по этому показателю другие города. «В нем живет 70 миллиардеров — больше, чем в любом другом американском городе. Среди всех этих богачей живет самое большое бездомное население в Америке. Число ньюйоркцев, живущих за чертой бедности, превышает численность населения Филадельфии и Финикса, — отметил автор. — Если взять их всех целиком, эти бедняки составят седьмой по величине город в США. Миллиардеры финансируют сферу социальных услуг, а бедняки убирают дома и вывозят мусор миллиардеров».

Причины такой несправедливости — все те же. «Жителей бедных кварталов обслуживают убогие государственные больницы, а не первоклассные частные клиники. У пациента с коронавирусом в опустошенном Бронксе в два раза больше шансов умереть, чем у заболевшего жителя «симпатичного» квартала. Проблема не в количестве, а в качестве здравоохранения», — отметил он.

Как заявил один член местного законодательного органа, сегодня Нью-Йорк «в режиме реального времени наблюдает за расовым неравенством и пандемией бедности».

У 86% умерших бедных ньюйоркцев были сопутствующие заболевания, часто вызванные плохим питанием. Многие жители бедных кварталов страдают от диабета, гипертонии и ожирения. «В Южном Бронксе случаев гипертонии в три, а диабета в пять раз больше, чем в состоятельном нижнем Манхэттене. Такая же ситуация и с гриппом, который в этом сезоне убил в два раза больше людей, чем COVID-19», — отметил автор.

«Эпицентр эпицентров»

Район Элмхерст в Куинсе мэр города назвал «эпицентром эпицентров». 64% его обитателей — латиноамериканцы, а средний семейный доход там составляет 75% от общего показателя по городу. Почти в 11% семей вместе проживает несколько поколений. А поскольку молодежь — переносящая вирус без симптомов болезни — и старики живут вместе, уровень заболеваемости там выше.

К примеру, в бруклинском районе Парк-Слоуп — одни из самых низких в городе показателей заболеваемости COVID-19, на 56% ниже среднего показателя. Две трети населения Парк-Слоупа — белые, а семейный доход там в полтора раза выше среднего. Менее 2% семей живут вместе со стариками. «Но когда главный санитарный врач указал людям с небелым цветом кожи на то, что для укрепления иммунитета во время пандемии следует прекратить пить и употреблять наркотики, его назвали расистом», — добавил автор.

По его словам, «Это нормальное состояние». «Экономическое неравенство, которое способствует разрастанию заболеваемости в Нью-Йорке, существовало в городе задолго до вируса, а COVID-19 просто расцвел на этой мрачной реальности. То, что происходит сейчас — гибель людей — происходило всегда, просто люди умирали медленнее», — пояснил он.

В сложившейся ситуации попытка города найти ответ на такие вопросы как баланс между здоровьем горожан и его экономическими потребностями, запуск бизнеса и другие «заставляет усмехнуться». «Экономическое неравенство всегда убивало людей. А нынешний запрет бедным работать только делает их еще беднее и больнее. Это медленная смерть, и она не учитывается в быстрой и легко поддающейся подсчету статистике смертей от коронавируса», — подчеркнул автор.

Закрытие школ как «последняя мера»

Власти Нью-Йорка обвиняют в том, что они поздно решили закрыть государственные школы. Но многие богатые частные школы закрылись по собственной инициативе еще в начале марта. А мэр не закрывал огромную систему государственного школьного образования до середины месяца. «Но не в образовательных целях, нет, — пояснил автор. — Просто потому, что она выступает в роли центра социальных услуг для бедных детей, включая 114 000 бездомных учащихся».

Более половины учеников в государственных школах получают там питание, а для бездомных детей школа является единственным местом, где они могут постирать одежду и помыться. Через школы негласно осуществляются противозачаточные меры и проверки на венерические заболевания у детей из латиноамериканских католических семей. Школы заботятся о детях в течение дня, чтобы бедные родители могли работать. Для родителей школа является последней надеждой на то, что их дети не вступят в банды. Там они отдыхают от жестокостей, зачастую творящихся в их семьях. «Для многих детей школа является более безопасным местом, чем дом», — сказал один учитель. Закрытие школ стало «последней мерой», потому что в школе от вируса не спрячешься. В результате в Нью-Йорке произошел всплеск детского и семейного насилия. Этого можно было ожидать, и об этом все знали».

Во время пандемии страшного гриппа «испанки» в 1918 году, когда умерло 30 000 жителей Нью-Йорка, руководитель департамента здравоохранения потребовал не закрывать государственные школы. Он посчитал, что если дети будут вместе в школе, это будет менее опасно, чем если они будут сидеть в антисанитарных условиях своих тесных жилищ. Этот руководитель тогда также отметил, что у работающих родителей-иммигрантов нет времени заботиться о детях, и поэтому будет лучше, если о них позаботятся школы.

Общественный транспорт

То же самое можно сказать и про метро, которое продолжает работать круглосуточно и семь дней в неделю. Оно стало весьма эффективным средством для распространения вируса. «Бедные люди не могут работать удаленно, как и в 1918 году. Нью-Йорк не закрывал государственные школы и общественный транспорт ни тогда, ни сейчас, хотя знал, что они станут рассадником вируса. Просто альтернатива показалась городу намного страшнее», — отметил автор.

Он отметил, что жил в разных развивающихся странах и знает, что к неравенству можно привыкнуть. «Ты богат, а они бедны, так устроена жизнь, в этом некого винить, не ты это сделал и не тебе это будет по силам исправить», — отметил он. И добавил: «Больше всего «открыть» Нью-Йорк мешает то, что в 2020 году уже невозможно это оправдать и объяснить в приемлемой с точки зрения политкорректности форме. Правда, мы «открываем» то, что надо бы закрыть, уже на протяжении 100 лет, но сейчас нам надо сделать это так, чтобы этот наш долларовый апартеид работал по каким-то правилам. И чтобы эти правила были пригодны для публикации в приличной форме в воскресной газете. А остальное — дело техники».