Пекин отредактировал Путина

Пекин отредактировал Путина

Китайские цензоры убрали рассуждения президента РФ о привлекательности Крым
Экономическое сотрудничество с Китаем создает для стран-партнеров значительные долговые риски. Предлагаемые Пекином кредиты являются частью глобальной экономической экспансии Поднебесной, в рамках которой государствам очень непросто защищать свои интересы. Официальная китайская пресса утверждает, что стратегия Нового шелкового пути не является долговой ловушкой. Не похожа она и на план Маршалла, который в послевоенной Европе изолировал страны советского блока. «Один пояс, один путь» – это процесс открытости и инклюзивности, утверждают китайцы.

Однако за этими лозунгами скрываются тонкости китайской политики. Для России они означают следование Пекина режиму антироссийских санкций. Что проявляется в запретах на кредитование российских предприятий.

И даже в исправлении текста интервью Владимира Путина китайским СМИ, из которого китайцы вырезали все упоминания Крыма.

На международной арене существует мнение о том, что строительство в рамках инициативы «Один пояс, один путь» ведет к высокому уровню задолженности отдельных стран и их невозможности погасить долги, в связи с этим они вынуждены возмещать долги другими способами, пишет китайская «Жэньминь Жибао». На самом деле, долговые проблемы этих стран не имеют никакого отношения к инициативе «Один пояс, один путь», уверяют китайцы. В действительности Китай сыграл огромную роль в продвижении строительства в странах вдоль «Одного пояса, одного пути (ОПОП)» благодаря «низкому порогу» предоставляемых кредитов без каких-либо жестких политических условий, сообщает газета.

Но у дешевых кредитов всегда есть обратная сторона. «Условия предоставления китайских кредитов варьируются от почти беспроцентных в некоторых проектах в Пакистане до коммерческих в Джибути», – сообщает на сайте московского Центра Карнеги Михаил Коростиков. Примером проблем, которые приносят китайские кредиты, он называет Шри-Ланку. В конце 2017 года эта страна была вынуждена передать Китаю порт Хамбантота и прилегающую к нему территорию на 99 лет ради сокращения своих обязательств перед КНР.

Руководство Малайзии в августе прошлого года объявило о выходе из долговых проектов Китая. Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад заявил тогда, что китайские кредиты не являются прямыми инвестициями и они непосильны для экономики Малайзии. Был остановлен, в частности, финансируемый Китаем проект строительства железных дорог East Coast Rail Link (ECRL). Малайзийские власти заявили, что не могут себе позволить подобные расходы. Демарш правительства Малайзии был воспринят тогда как самая крупная неудача инициативы «Одного пояса, одного пути».

Еще один спорный проект – это китайско-пакистанский экономический коридор (CPEC), который предполагает строительство объектов инфраструктуры общей стоимостью более 60 млрд долл.

Весьма критически смотрят на экспансию и в Европе. «Для многих заемщиков «Новый шелковый путь» (другое название ОПОП. – «НГ») стал долговой ямой. Некоторым из стран-заемщиков грозит банкротство, например, Пакистану, Таджикистану, Черногории или Лаосу», – отмечает немецкая газета Frankfurter Rundschau. Год назад послы стран ЕС в Китае написали совместный доклад с критикой проекта «Шелковый путь», сообщило издание Handelsblatt.

Амбициозные планы Китая могут иметь более важные экономические последствия, чем план Маршалла или расширение Европейского союза, считают аналитики Bloomberg. Однако китайцы отвергают такое сравнение.

«План Маршалла – это план по оказанию экономической помощи под руководством США, которые в одностороннем порядке предоставляли инвестиции и производственные мощности европейским странам, основной политической целью плана было противостояние СССР и содействие доминированию США», – напоминает «Жэньминь Жибао». «Китай не навязывает свое мнение другим, конечными целями являются сотрудничество и обоюдный выигрыш. Инициатива «Один пояс, один путь» – это процесс открытости и инклюзивности, здесь нет идеологических разграничений, необходимо лишь желание стран принимать участие в совместном строительстве. Китай приветствует всех», – утверждают сами китайцы.

Между тем российские чиновники признают, что в отношении РФ Пекин фактически действует в русле антироссийских западных санкций. Китайские экономические структуры проявляют осторожность во взаимодействии с Россией в связи с санкциями против нашей страны, сообщил в воскресенье пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков на телеканале «Россия 1». Одним из проявлений санкционной осторожности стала работа китайских цензоров над интервью Путина газете «Жэньминь Жибао». На сайте китайской газеты, в частности, удален следующий фрагмент ответа президента РФ на вопрос о российских достопримечательностях.

«Особого упоминания заслуживает такой самобытный регион, как Крым. В последние годы на полуострове стремительно развивается туристическая индустрия, создается разветвленная инфраструктура, строятся новые современные гостиничные и санаторные комплексы. Все это в совокупности с неизменным радушием и гостеприимством местных жителей создает прекрасные возможности для интересных и полезных путешествий».

На сайте Кремля это приглашение китайских туристов в Крым есть, а в «Жэньминь Жибао» оно отсутствует. Впрочем, россиянам часто сложно разобраться в тонкостях китайской стратегии. Ведь именно китайцы строили морскую часть энергомоста в Крым в 2015–2016 годах (см. «НГ» от 14.09.16). И без этого энергомоста самобытный Крым не смог бы принимать туристов. А сегодня те же самые китайцы вымарывают упоминание Крыма из интервью Владимира Путина.