Поделив с турками Курдистан, Кремль фактически согласился перейти от ракетных ударов и бомбежек к сухопутным операциям в Сирии, причем вдалеке от российских баз

Поделив с турками Курдистан, Кремль фактически согласился перейти от ракетных ударов и бомбежек к сухопутным операциям в Сирии, причем вдалеке от российских баз


Президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган подписали в Сочи соглашение, которое закрепляет раздел Сирийского Курдистана. Его большую часть получает российский союзник, президент Сирии Башар Асад. Как и прогнозировал «Росбалт», именно Кремль на этом этапе оказался главным выгодоприобретателем турецкого вторжения в Сирию. Разумеется, наравне с Асадом, ключевым российским союзником в регионе.

Ведь что в реальности получилось Наперекор США, рискуя окончательно испортить отношения с Дональдом Трампом, Эрдоган заявил претензии на район турецко-сирийской границы протяженностью более 400 километров. Это ключевая территория, на которой находилось большинство курдских городов. С ее захватом турки могли быть уверены, что курды больше не смогут возродить свое государство на территории Сирии. Тем более, никто не сомневался в том, что войдя на земли, которые турецкие власти долгое время считали спорными, они свою армию оттуда уже просто так не выведут.

Мало того, речь шла не только о военном разгроме, но и ассимиляции курдского населения. По плану Эрдогана, на эти территории из Турции планировалось переселить от двух до трех миллионов сирийских беженцев, которые сейчас живут в турецких лагерях для перемещенных лиц и кормятся за счет помощи ООН и Европейского Союза. С учетом сотен тысяч беженцев, уходящих от турецкой агрессии вглубь сирийской территории, произошла бы практически замена нынешнего населения этой территории на этнически и религиозно лояльное официальной Анкаре большинство. Не говоря уже о том, что никто бы не смог проконтролировать, не переселяются ли вместе с беженцами и собственно турецкие граждане.

Эту схему Эрдоган сумел реализовать, преодолев сопротивление американцев, которые не просто ушли из сирийского Курдистана под турецким давлением, но и, чтобы не потерять этого ценного союзника по НАТО, фактически поддержали все притязания официальной Анкары. Несмотря на грозные письма от президента Дональда Трампа, в которых тот призывал турецкого коллегу «не быть дураком», Эрдоган получил согласие на оккупацию приграничной зоны от вице-президента США Майка Пенса. Однако турки переоценили свои возможности.

Когда наступление началось, турецкие войска смогли взять только один крупный город и частично оккупировать второй. А дальше их армия завязла в курдской обороне. В свою очередь власти автономии поняли, что разгром, пусть не сразу, но неизбежен. При этом жестокость турецких военных и, главное, их сирийских наемников (в основном из числа бывших исламистов) была такова, что поднимать белый флаг перед таким противником — все равно, что подписывать себе смертный приговор.

Потребовалось всего три дня, чтобы курды капитулировали перед «меньшим злом», то есть Башаром Асадом и Россией. Асадовцы буквально за сутки заняли позиции напротив турецкой армии, а Россия, вероятно, недвусмысленно дала понять, что готова оказать им поддержку в случае конфликта с армией Эрдогана. После этого и начались переговоры, которые закончились для Кремля весьма, на первый взгляд, успешно.

Асад сумел без потерь занять Сирийский Курдистан, куда до этого не рисковал вторгаться, тем более что курды пользовались поддержкой США, с которыми предпочитали не конфликтовать и россияне. Американцы оставили значительную территорию. Турки же не получили почти ничего, хотя как раз их руками удалось добиться капитуляции курдов.

В итоге Эрдогану достался небольшой участок протяженностью около ста километров и всего один крупный город. Практически все остальное курдское пограничье переходит под контроль российской военной полиции, а остальная территория в глубине страны достается Асаду.

И тут-то начинаются потенциальные проблемы для России. Ключевые ее военные базы, как порт в Тартусе или авиабаза «Хмеймим», находятся на расстоянии нескольких сотен километров от бывшей уже курдской автономии. Перебрасывать туда грузы, живую силу и т. д., скорее всего, придется по сирийскому послевоенному бездорожью. Уже хотя бы потому, что небо над Сирийским Курдистаном, согласно прежним договоренностям все еще остается под контролем международной коалиции во главе с США.

Все это вполне может привести к резкому росту не только затрат на операцию, но и боевых потерь со стороны России. Выбраться же из Курдистана без репутационного ущерба практически невозможно — пример тому тот же уход США из Сирии. Так что нынешний успех Владимира Путина со временем вполне может оказаться только кажущимся. Впрочем, решение уже принято, и Кремль не сможет его изменить, даже при желании это сделать.