Владимир Познер. В течение этого месяца мы были на грани войны

Владимир Познер. В течение этого месяца мы были на грани войны


Хочу вам сказать, что в течение этого месяца мы были на грани войны. Об этом тоже мало кто знает. Это опять-таки из источников весьма высоких.

Когда решили наказать Россию за то, что она поддерживает Асада, ракетным ударом, в котором, как вы знаете, принимали участие англичане, немцы сказали «не будем», французы сказали «будем», но не стали. Трамп хотел ударить по русской базе, которая имеется в Сирии.

Так вот я хочу вам сказать, что там в море находятся американские военные корабли. И семь кораблей были взяты на цели нашими ракетчиками. Семь. И в случае, если бы ударили по нашей базе, мы бы ударили по их кораблям. Я думаю, что сегодня мы бы здесь с вами не беседовали. Вот настолько мы были близки.

Слава богу, хватило ума у военных — причем у американцев — переговорить с русскими: мы не можем игнорировать команду нашего главнокомандующего, президента Трампа, но мы можем с вами договориться, куда ударить, чтобы вас там не было. И договорились. Договорились с нашими, чтобы туда не попасть, куда не надо. Потому что они понимают, что мы имеем дело с Трампом, человеком абсолютно непредсказуемым и, как я уже раньше сказал, вообще не понимающим ничего в том, чем он должен заниматься. Это катастрофа.

Когда люди говорят — лучше он, чем Хилари Клинтон, — они просто не понимают, что они говорят. Она нас не любит, это правда, но она умный, понимающий человек. У нее есть опыт. Никогда бы, конечно, этого безобразия, которое происходит, когда никто ничего не понимает, не было бы.

К сожалению, Европа так завязана на этой Америке и нет личности, как например, Шарль де Голль, который мог бы встать и сказать: нет, мы так делать не будем. Ну и, конечно, время другое.

Понимаете, вот есть две реакции, когда тебя не любят. Одни говорят — ну, подумаешь. Понятно, что так отвечают. Но когда уже так сказали, разошлись — мы вообще думаем или нет Нас неправильно не любят или боятся Или, может быть, что-то мы делаем не совсем так Потому что мы всегда думаем, что они все виноваты. Конечно. Всегда так. Разве я виноват — он виноват! Или, там, евреи виноваты, американский империализм виноват, мало ли что.

А на самом деле, если вдуматься: вообще, мы хотим улучшения отношений. На самом деле — хотим как страна Мы кто как страна — европейцы, нет Или мы все-таки азиаты Или мы никто Мы — особые. В нас есть это: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить. У ней особенная стать. В Россию можно только верить». Тютчев. Хороший поэт, кстати говоря, но написал, на мой взгляд, не просто глупость, а очень опасную вещь. Потому что он как бы подчеркивает — мы особые. Остальные все — у них нормальная стать, их можно измерить, а вот мы — нет, особые. Это опасная психология. Она чуть-чуть похожа на психологию Израиля: «народ-избранник». Это тоже очень опасная вещь.

Возможно, я ухожу в сторону, будет ли вам интересно. В Израиле каждый год вручают очень важный приз — так называемый Приз Генезис: миллион долларов — какому-либо еврею, живущему не в Израиле, за то, что он сделал и для еврейского народа, и вообще для мира. Выдающиеся люди, каждый год получают. Я был на двух вручениях. В этом году выбрали замечательнейшую актрису Натали Портман. Надеюсь, что вы ее знаете. Блестящая актриса, еврейка. И вот 22 июня должно было быть вручение. Ваш покорный слуга был приглашен. Вручает там Нетаньяху — премьер-министр, короче говоря. И вот третьего дня она отказалась. Сказала — «Я не могу. Я не могу к вам приехать, я благодарна за то, что вы меня выбрали, но было бы лицемерием с моей стороны приехать получать этот приз, когда я не могу принять вашу политику».

Вы понимаете, что это не то, что она жертвует миллионом долларов. Для Портман миллион долларов, в общем, небольшие деньги. Но сам знак, — поступок… Сейчас на нее посыплется просто вал — что она антисемит и все такое, уже знакомое.

Кстати, возвращаясь к этой теме, этого израильского «мы особые», «нас осуждают только потому, что это антисемитизм» — мол, неловко критиковать евреев, это неполиткорректно, а вот критиковать Израиль — это можно. А это на самом деле скрытый антисемитизм. Это между прочим.

Кстати, мы очень похожи на американцев в этом своем ощущении, что мы особые, что у нас есть миссия. Американцы тоже считают, что у них есть миссия — такая не очень понятная, но особая.

Так вот, возвращаясь к нашей теме: что мы хотим И на самом ли деле мы такие пушистые, белые, ни в чем не виноватые И кто мы. Мы европейцы По нашей музыке, по нашей литературе, по нашему искусству, по нашей христианской религии, мы же европейцы. Ну да, территория, 23 нашей территории находится в Азии. Ну и что Поворот в сторону Востока экономически еще как-то можно понять. Но мы ж должны понимать, что Восток нам не доверяет и никогда не будет доверять. Мы не Восток. Мы другие.

Что на самом деле хочет Россия Куда она смотрит продолжение по ссылке