WirtschaftsWoche Heute, Германия

WirtschaftsWoche Heute, Германия

Финляндия тестирует безусловный основной доход

1 мая, который большинство финнов проводят в футболках и не на работе, Штеффи Эронен (Steffie Eronen) возится с домкратом у своего старого «Вольво». Рядом стоит ее восьмилетний племянник, который хочет узнать, как можно сменить колеса автомашины. Эронен, невысокая женщина с глубоким голосом, которая редко, но от всей души смеется, собственно говоря, хотела сегодня ничего не делать, как и все другие. Вся семья собралась у родителей ее мужа на типичный праздник. Но тут ее маленький племянник сказал, что все, что касается машины, является типичной мужской работой, и страсть к работе Эронен пробудилась. «То, что ребенок в это действительно верит, привело меня в такое бешенство, что я не могла это выдержать». И в конечном счете для нее, собственно, все равно — потратит ли она свой праздничный день на работу или нет. Ибо вопрос о работе или безделье имеет для 39-летней женщины совершенно иное значение, чем для большинства европейцев.

Урожденная немка является одной из двух тысяч людей в Финляндии, которые получают деньги, даже если они не работают. Даже если она не ищет активно работу. Ибо Эронен стала частью государственного эксперимента: с начала этого года Финляндия тестирует безусловный основной доход.

Это самая горячая тема, которая сейчас подогревает споры вокруг социального государства западного образца. Левые критики капитализма хотят освободить людей от принуждения к оплачиваемой работе таким образом, чтобы государство гарантировало всем своим жителям материально обеспеченное существование без ответных услуг с их стороны. В самое последнее время также и предприниматели, такие как гиганты Силиконовой долины Питер Тиль (Peter Thiel) и Илон Маск (Elon Musk) или главы Dax Тимотеус Хетгес (Timotheus Httges) и Джо Кэзер (Joe Kaeser) также требуют такого основного дохода, чтобы люди получали деньги и тогда, когда работу берут на себя роботы. Точно также неистово, как эти сторонники, высказываются и критики: деятели профсоюзов, которые опасаются окончания трудового века, социал-демократы, которые недовольны тем, что концерны хотят таким образом избежать своей ответственности за социальную сферу, консервативные экономисты, которые опасаются резкого роста количества бездельников, если человек не будет больше вынужден работать ввиду отсутствия материальной нужды. Чего не хватает до сих пор противникам и сторонникам, так это эмпирической базы для их тезисов: что действительно произойдет, если люди не должны будут больше работать Станут ли они лентяями или высвободят свои новые силы Финский эксперимент впервые дает ответы на эти вопросы.

Штеффи Эронен никогда не стала бы участницей эксперимента, если бы она не искала работу. Она переселилась сюда шесть лет тому назад, когда полюбила одного финна. Они поженились и у них родилась дочь. Ее муж работает электриком на одной строительной фирме и получает ежемесячно около трех тысяч евро брутто. Пока они будут экономными, этого достаточно. «Но я хотела быть независимой. Я не хочу испытывать боязни из-за финансового положения и хочу, чтобы я сама могла себя содержать», — говорит она. Когда ребенок достиг возраста для посещения детского сада, она пошла на биржу труда, чтобы найти работу.

Однако поскольку она не могла бегло говорить по-фински, ей не предоставили работу даже в супермаркете. Ее посредники по поиску работы сделали ей предложение: стране нужны социальные работники и поэтому она поддерживает в финансовом отношении всех тех, кто совершенствуется в этой сфере. Таким образом Эронен приступила к обучению на социального работника и стала одной из примерно 177 тысяч человек, которые получают деньги от биржи труда.

И именно эта картотека безработных стала через полгода лотереей для проведения уникального эксперимента. Марьюкка Турунен (Marjukka Turunen), главный юрист в Kela — социальном ведомстве Финляндии, была отобрана доя руководства. Эта женщина в квадратных очках с роговой оправой и с коротко стрижеными светлыми волосами 20 лет работает на эту организацию: «Проблема нынешней системы заключается в следующем: люди или начинают работать с полным рабочим днем или они не работают вообще и нуждаются в поддержке. Все промежуточные варианты безуспешны», — говорит она. Поэтому ей предстоит исследовать: будут ли люди работать больше или меньше, если они станут получать деньги, но не будут ни к чему принуждаться Из этой картотеки безработных надо было выбрать две тысячи человек, которым с начала года ежемесячно будет переводиться по 560 евро. Без того, чтобы государство, как раньше, требовало ответных услуг, таких как активный поиск работы, повышение трудовой квалификации или что-либо подобное.

Неожиданная свобода выбора

При этом финский парламент нельзя было заподозрить до сих пор в какой-либо социальной романтике. В стране правит коалиция правых и центристов. Их однако раздражало, что безработные получают деньги налогоплательщиков и все же охотнее сидят дома. Для большинства безработных не представляет интереса именно частичная или малооплачиваемая работа. Как только они что-то подрабатывают, то выплаты им соответственно сокращаются. Для многих нет никакой разницы — работают они или сидят дома. Большинство выбирает второй вариант.

Штеффи Эронен до сих пор сохранила письмо, в котором она была проинформирована о своем будущем безусловном доходе. Оно подшито в синей папке, которую завела Эронен, и хранится в жилой комнате. Она исходила из того, что потом будет получать еще больше писем с биржи. Однако у нее нет больше никаких формуляров, заявлений, никаких доказательств, которые ей надо подшивать. Есть только письмо размером в девять страниц.

«Решение об основном доходе» написано в заголовке, так же коротко, как и следующие предложения. «Вас выбрали для эксперимента. С 1-го января Вам будет гарантирован основной доход». Ниже следуют 24 даты. В эти дни финское государство будет переводить на счет Эронен 560 евро. Просто так.

«Для меня было так невероятно, когда я получила это письмо. Я исходила из того, что эксперимент предназначен только для финских граждан», — говорит она. Она положила письмо на стол в жилой комнате, зашла в фейсбук и набрала название проекта: Perustulo. Она хотела узнать, получили ли и другие люди это письмо из ведомства. И таким образом она прочитала строки, с которыми обратился к общественности один мужчина, проживающий в 350 километрах к северу Финляндии: «Я один из двух тысяч граждан, которые со следующего года станут получать основной доход. Я чувствую себя свободным. Я чувствую себя вновь полноценным гражданином», — заявил незнакомец. Эронен послала ему сообщение: надо ли нам где-то отмечаться Правда ли, что мы просто так сможем подрабатывать

Меньше стресса, больше удовлетворения

Она до сих пор поддерживает контакт с Юха Эрвинен (Juha Jrvinen). 38-летний мужчина попал в лотерею ведомства, он также получал пособие по безработице. При этом он всегда работал. У Эрвинена крепкие мускулистые руки, шрамы в двух местах показывают, что он занимается физическим трудом. Он бегло говорит по-английски, может также заниматься программированием. Подростком Эрвинен научился проявлять фотографии и заработал таким образом свои первые деньги. После окончания школы он узнал, как сделать сайт. Позже он занимался производством видео. Где-то позднее он научился делать оконные рамы с наличниками.

Остатки его последней работы умещаются сегодня в одной коробке из-под обуви: у него еще осталось 1500 брошюр из фирмы, занимавшейся производством деревянных рам. Дело шло хорошо, никто более не делал окна с наличниками. «Проблема была не в работе, проблемой был я сам», — говорит он сегодня. Эрвинен разменивался по мелочам. Он хватался за все новые заказы, не успевая выполнить старые. Он никого не нанимал на работу, пытался все сделать сам. А потом пришел еще это крупный заказ, который не был оплачен. Неоплаченных счетов за материал становилось все больше. «В какой-то момент я был словно парализован. И вот однажды меня стошнило, когда я зашел в мастерскую», —говорит он. Три года назад он заявил наконец о своем банкротстве.

Жена Эрвинена работает медицинской сестрой. Лишь на ее зарплату семья не могла жить. Поэтому финн запросил пособие по безработице. А затем он получил письма с биржи. Чиновники направили его на компьютерные курсы. Там он должен был изучить, как функционирует программа написания, именно он, который уже несколько десятилетий может сам программировать. «Никто не занимается добровольно на этих курсах и поэтому они не функционируют», — говорит он.

Основной доход как мотивация

На повседневную жизнь Эронен основной доход до сих пор не оказал никакого влияния. Она встает каждый день в четверть седьмого. Потом завтракает со своей семьей, затем ее муж отводит дочь в детский сад. До обеда она одна — это единственное время, которое у нее есть для учебы. Однако в большинстве случаев она не успевает сделать все, что наметила. Это такие же дни, как и сегодня. Она до половины проработала задание, а потом должна была прерваться, чтобы забрать дочь. Затем следуют обычные дела: сделать покупки для ужина, зубной врач, посмотреть новую обувь для малышки.

И все же 560 евро — это большая разница. Ибо каждую минуту из оставшегося времени она может использовать по своему усмотрению: если она работает, то у нее ничего не вычитают. Если она остается дома, то нее нет опасений за свое существование. «Раньше я думала по поводу десятичасовой работы: что мне с этим делать Я должна была бы сохранять квитанции, и это вычиталось бы из моего пособия», — говорит она. «А теперь каждый заработанный евро — это на один евро больше».

Стимулы благодаря основному доходу

Руководитель эксперимента наблюдает этот эффект у большинства участников. «Мы уже сейчас видим, что многие занимаются дополнительной работой», — говорит Торонен. В результате этого вчерашние безработные стали выплачивать больше налогов и тратят больше денег на потребление. «Многие основали также фирму. Раньше они не решались на это, поскольку у них не было финансовых гарантий», — говорит юрист.

Экономист Эрнст Фер (Ernst Fehr) относится к тем научным работникам в области экономики, которые исследуют, как ведут себя люди, когда речь идет о деньгах. Финский эксперимент оказал первоначально однозначное воздействие на психику его участников. «Однозначно можно заявить: у людей меньше стресса и тем самым они стали более довольными», — говорит он.

Фер называет воздействие основного дохода на безработных стимулирующим эффектом: «До этого они теряли деньги, если они находили работу. А теперь люди больше склонны скорее к тому, чтобы получить работу». Таким образом основной доход оправдывает часть тех денег, которых он стоит. Побочный эффект, который сделал между тем многих либералов друзьями основного дохода.

Ибо в теперешней неразберихе непонятно, кто, собственно, выступает за, а кто против основного дохода. В то время как многие технические фирмы выступают за, против выступают объединения работодателей и находятся здесь в необычном единении с профсоюзами, которые также отвергают эту идею. Политический деятель от партии ХДС Дитер Альтхаус (Dieter Althaus) разработал даже собственную модель финансирования основного дохода, в то время как «Зеленые» скорее находятся в нерешительности. И наоборот СвДП хочет вновь с помощью либеральных денег граждан сократить социальные расходы государства, а у «Левых» в настоящий момент нет абсолютно никакого единства в этой дискуссии.

Даже получающая эти деньги Эронен разрывается на две части: «Я опасаюсь, что многие фирмы смогут использовать основной доход, чтобы сокращать заработную плату», — говорит она. Ведь у каждого, мол, хватает на жизнь.

В то же время она убеждена в том, что у людей всегда есть стимул зарабатывать больше. В конечном счете эти деньги от государства лишь покрывают основные потребности. «Всегда будут люди, которые хотят большего. Ведь каждый хочет улучшить свою ситуацию и свою жизнь», — говорит Эронен.

В настоящее время семья проживает в маленькой трехкомнатной квартире на окраине города. Она мечтает о том, чтобы переселиться когда-нибудь со своей семьей в более просторный дом, быть может, даже в свой собственный. Это также является для нее стимулом для того, чтобы как можно скорее вновь начать работать. «Сидеть дома — это не вариант для меня. Тут мне было бы скучно, а кроме того это было бы неиспользованным потенциалом», — говорит она. Через два года она закончит свою учебу. После этого она больше всего хотела бы заниматься поддержкой наркоманов или беженцев.

Полная эмансипация человека

«Это просто здорово, что наконец появятся сведения о том, как действительно действует основной доход», — говорит экономист Фер. Сам он скорее относится к скептикам: «Если повсеместно будет введена такая система, то я ожидаю, что возникнет субкультура, которая будет существовать только за счет основного дохода и небольшой нелегальной работы. И даже если это будет лишь десятая часть общества, то это подрывает признание населением социального государства». Работать на других — это функционирует в западном обществе лишь в том случае, если другой, собственно говоря, тоже хочет работать.

И поэтому к Юхе Эрвинену часто относятся враждебно. Он, мол, «ленивый хиппи», живет «за счет других» и кроме того он сам «виновен», народив четырех детей и не работая.

Его дом — это смесь из разноцветной виллы и мечты неформала в лесу на севере Финляндии, ближайший крупный город находится на расстоянии одного часа езды на машине. «Это неправда, что я не хочу работать. Но здесь нет никакой работы», — говорит он. По крайней мере никакой такой, которая называлась бы «главное — работать». В конце концов ему пришлось согласиться на работу за один евро в час в клининговую фирму. Он называет это «рабским трудом».

Гуманисты в традиции Эриха Фромма (Erich Fromm) рассматривают основной доход как полную эмансипацию человека. Фромм аргументировал в 1966 году, что в обществе переизбытка никто не должен больше бояться умереть от голода и тем самым может быть освобожден от психологии страха. Именно последнее является причиной того, почему люди соглашаются с условиями труда, которых они не хотят. «Гарантированный доход мог бы впервые действительно освободить людей от экономической угрозы и сделать их независимыми», — писал социальный психолог.

Эрвинен впервые вновь вошел несколько недель назад в свою старую мастерскую. Он использует ее теперь для своего самого последнего проекта. Он научился тому, как делать барабаны из дерева и шкур оленей. Некоторые он продает за 900 евро. Для того чтобы придать дереву круглую форму, его нужно нагреть. Однако у Эрвинена не было никакого котла, чтобы нагревать метровые доски. Таким образом он разработал собственную технику: он заворачивает материал в алюминиевую фольгу и кладет его на четверть часа на печь. Эта идея подходит под определение труда социолога Манфреда Фюльзака (Manfred Fllsack). Этот австриец обозначает работу как попытку решить проблемы. А тем самым и социальный доход прежде всего представляет собой одно — труд.