"ЗОЛОТОЕ" ЭЛЕКТРИЧЕСТВО ОТ ЧУБАЙСА


Выступая давеча на Гайдаровском форуме, председатель правления «Роснано» озаботился энергоэффективностью. «Мы, — говорит, — одни из самых отстающих в мире стран по энергоэффективности, мир при этом продолжает ее наращивать».

И вот оказывается, вся проблема такого ахового положения заключается в том, что «цена на электроэнергию в России сегодня вдвое ниже, чем в мире, в среднем». Было бы логично, если бы глава такой компании завел бы речь об энергоэффективности в промышленности, строительстве. Однако лидер российского нанофлагмана решил заняться гражданами, заявив, что повышение цены на электричество для них относится к первой группе решений. То есть, чтобы повысить энергоэффективность экономики, нужно, прежде всего, повысить цены на свет для населения.

При этом Анатолий Борисович подходит к проблеме с китайской кисточкой, взвешенно: «Россия страна бедная, значительная часть населения в стране живет бедно и очень бедно». И поэтому «с плеча решать задачу по повышению цены неправильно. Правильно создавать ситуацию, при которой богатые платят больше, а бедные остаются на том же уровне». Для этого Чубайс предлагает ввести «социальную норму», «при которой в случае потребления меньше 300 кВт-ч в месяц на домохозяйство остается тот же самый тариф, а в случае превышения этого объема — появляется прогрессирующая норма». И тут же участливо замечает: «Очень болезненная мера». Я уж подумала, что бедным сочувствует — ведь 300 кВтчас на домохозяйство с тремя людьми — это одна история. А, например, на квартиру, где живут шесть и более, — другая, там точно не уложиться без лучины по вечерам. А вот нет. Говорит, это «не понравится тем, кому придется больше платить, т. е. богатым».

Но, объясняет, не он это сам все придумал — про повышение цены на электричество. «Это сердцевина, — говорит, — стратегии, которая была принята 10 лет назад, к которой правительство после раз пять подходило и отходило». И вот что-то я засомневалась в такой именно «сердцевине» от правительства и решила взглянуть на нее сама. Чтобы не утомлять читателя подробностями, скажу только, что с 2008 г. власть приняла немало документов в сфере энергоэффективности. Это указ президента, федеральный закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности», несколько постановлений и распоряжений правительства.

Однако главным документом в этой сфере стала государственная программа «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 года», которую разработало правительство и утвердил его председатель Путин в январе 2011 г. Целями программы заявлено снижение энергоемкости ВВП на 40% в 2007—2020 годах, «формирование в России энергоэффективного общества». Объемный документ поражает воображение аналитикой, размахом задач, деталями и расчетами.

Как указывается в программе, энергоемкость ВВП России в 2,5 раза выше среднемирового уровня и в 2,5-3,5 раза выше, чем в развитых странах (речь о 2011 г.). Более 90% мощностей действующих электростанций, 8% жилых зданий, по 70% — котельных и технологического оборудования электрических сетей и 66% тепловых было построено еще до 1990 г. В промышленности, отмечено, эксплуатируется 15% полностью изношенных основных фондов.

К основной программе разработано и прилагается еще девять (итого десять!) отдельных развернутых программ — «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности в электроэнергетике», а также — в промышленности, сельском хозяйстве, на транспорте, в теплоснабжении и системах коммунальной инфраструктуры и «далее везде». Выполнение «громадья планов» разбито на два этапа: первый — 2011-2015 гг., второй — 2016-2020-й. Самое важное — объемы финансирования. Федеральный бюджет — 70 млрд рублей, бюджеты субъектов РФ — 625 млрд, средства внебюджетных источников — 8837 млрд рублей. Не слабо, однако.

В госпрограмме о повышении энергоэффективности много чего написано, но той «сердцевины», о которой вещал Анатолий Борисович, — повышении гражданам цены на электричество, введении «социальной нормы потребления» (не говоря уже о цифре в 300 кВтчас), там нет. В целях программы отмечено, помимо всего прочего: «Обеспечение населения качественными энергетическими услугами по доступным ценам». А многим они и сейчас недоступны. Долг населения за электроэнергию на ноябрь прошлого года составил 52 млрд рублей, увеличившись с начала 2018 года на 6,7 млрд. (Конечно, есть злостные неплательщики, но большая цифра задолженности говорит о том, что бедное население не в состоянии осилить даже нынешний тариф.) Об этом же в госпрограмме: «…Рост нагрузки по оплате энергоносителей, выходящий за пределы платежной способности населения, затрудняет борьбу с бедностью, не позволяет обеспечить высокую собираемость платежей и порождает недовольство граждан».

В своем выступлении Чубайс заявил, что «цена на электроэнергию в России сегодня вдвое ниже, чем в мире… по двум причинам — из-за девальвации рубля и создания оптового конкурентного рынка в электроэнергетике, который привел к снижению цены». Это, конечно, интересно. К снижению какой цены Для населения или для промышленности Да, в 2017-м для промышленности на Дальнем Востоке после вмешательства ФАС и указа Путина тарифы были снижены до среднероссийского уровня. Но отнюдь не за счет «оптового конкурентного рынка». А за счет надбавки к цене на мощность в европейской, уральской и сибирской частях России. То есть латанием Тришкиного кафтана, а вовсе не прорывами в технологической и инновационной сферах.

Похоже, Чубайс, уверяя, что цены снизились за счет девальвации рубля, имел в виду и тарифы для населения. Тут он на сто процентов прав. Конечно, снизились. Однако, следуя этой логике, если Центробанк завтра вдвое понизит курс рубля, то на столько же рухнут и цены на электричество. Например, сегодня я плачу в Москве 4,37 рубля за кВт-час. Один доллар на момент написания статьи стоил 66,10 рубля, то есть получается 6,6 цента за кВт. Если установить курс в два раза выше — 132,2 рубля, то и цена за кВт упадет до 3,3 цента. Ура! Да только зарплату и пенсии россияне получают не в валюте, а в «деревянных». И девальвация обесценивает их точно так же.

Но главный вопрос, возникший у меня после выраженной Чубайсом обеспокоенности судьбами энергоэффективности отечественной экономики, заключается в другом: а при чем тут вообще цена на электричество для населения При этом чубайсовский «аргумент» — цены на электроэнергию в других странах вдвое выше, мол, давайте и мы. Давайте. Но только после того, как и у нас будут такие же зарплаты и пенсии, как в тех странах. Но об этом — ни гу-гу. Удивляет и то, что на сцене и в зале Гайдаровского форума ему внимали сплошь профессионалы. И никто не возразил оратору. Хотя такое «повышение» энергоэффективности, прямо скажем, похоже на прикрытие примитивной «схемы» отъема денег у и без того нищего населения.

А как же десять госпрограмм в этой сфере, подписанных Путиным почти десять лет назад Помните — первый этап их реализации — 2011—2015 гг., второй — 2016-2020-й «На первом, — обещало правительство, — планируется перейти на энергоэффективный путь развития экономики, а на втором — обеспечить ее движение по нему». Через год кончается уже и второй этап — «двигательный». И, выходит, уже додвигались До повышения цены на электричество для населения. Прямо по Черномырдину: хотели, как лучше.

Оказывается, в семи пилотных регионах тихой сапой (все наши телешоу только о повышении тарифов на Украине) уже установили норму в 50-190 кВт-ч в месяц на человека, и предполагалось, что с 2014 г. в эту телегу впрягут всю страну. Однако что-то пошло не так, и власть на пару лет затихла. И вот опять стряхнули нафталин. Но реакция общества была (и продолжает быть) такой, что вице-премьер Козак поспешил на днях откреститься: пока ничего такого не планируется. Пока. Ну, а потом, видимо, грядет все же третий, но самый надежный этап повышения энергоэффективности, — содрать еще одну шкуру с населения Уже без всяких наукоподобных сентенций.

А все же правильно было бы, если бы правительство отчиталось перед депутатами и обществом о завершающей победной поступи десяти программ по повышению энергоэффективности экономики стоимостью почти в 700 млрд бюджетных рублей. Не говоря уже о загадочных внебюджетных почти девяти триллионах, фигурирующих в расчетах об этой сказочной энергоэффективности.